РЫБАЛКА - ОБРАЗ ЖИЗНИ
Лунный календарь
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Поединок с карпами

Kokos

Настоящая донная ловля: когда ты в иле по уши

Когда тебе переваливает за 40, ты думаешь, что в этой жизни видел почти все и начинаешь анализировать, какие события и каким образом повлияли на твою судьбу? Воспоминания из детства и юношества свежи настолько, насколько это возможно.  Родился я в славном городе Полтава. Областной центр. Зеленые улицы. Памятники истории и архитектуры. Историческая река Ворскла украшает южные окраины города. По легенде, во время Полтавской битвы, Петр Первый уронил в реку свою подзорную трубу и в сердцах гаркнул на все Поле Полтавской битвы: «Вор скла!». Что по его императорскому мнению означало, якобы, «Вор стекла». Насколько легенда права, судить не мне, а историкам. Потому как другие мудрые люди говорят, что наша река берет начало в Белгородской области, а грунт там известняковый и ее цвет в истоках молочно-белый. Древние скифы, проживающие по ее берегам, называли реку не иначе как «Врсколь», что означает «Белая река». На мой нынешний взгляд, это более правдоподобная версия, но ведь легенда красивее! Правда? 

 Полтаву красит не только река. В черте города есть ставки. Целый каскад ставков. Когда-то они принадлежали совхозу. В этих ставках разводили карпов. Чуть позже мы к ним еще вернемся. А пока еще замечу, что в свое время, у нас в городе были военные училища – зенитно-артиллерийское и командное связи. Курсанты училища связи сдавали нормативы по марш-броскам вокруг этих ставков, отрабатывали вопросы ориентирования в плане изучения военной топографии. Один из курсантов военного училища связи квартировался у моих бабушки и дедушки. Была тогда такая возможность. Мой дедушка работал в совхозе и на досуге, брал меня, 3-х летнего, с собой на рыбалку. Именно на эти ставки. Снасти тогда были довольно таки примитивными, с точки зрения сегодняшнего дня. Деревянное мотовильце сантиметров 15-20, чтобы в карман пиджака входило, на нем леска 0,6-0,8 мм, метров 20-30, свинцовая полоска, закрученная вокруг лески в виде грузила или гайка и пара-тройка крючков № 10-12. Наживкой служил хлебный мякиш. Придя на водоем, дедушка делал заброс и если в течение минут 15 не следовало поклевки, рыбалка заканчивалась. Но уж если поклевки были, то пару – тройку приличных карпов килограммов по 3-5 становились украшением семейного стола. Обычно дедушка ловил их немного, всего несколько штук, но в процессе ловли всегда следовал его рассказ о работе в совхозе, о природе, о том, что ее надо беречь, а ставки не загрязнять. Дедушка знал о яблоках почти все. Теперь мой отец знает о яблоках почти все. Надо сказать, что совхоз выращивал великолепные яблоки, которые не единожды выставлялись и получали призовые места на ВДНХ в Москве. В середине 50-х годов мой дедушка был награжден за свой труд радиоприемником «Звезда», который он мне подарил, когда я стал профессиональным связистом. Я его берегу в первозданном виде как память о своем трудолюбивом дедушке. 

Вы спросите, какая связь между яблоками, карпами в прудах, курсантами военного училища связи и моей судьбой? Да самая что ни на есть прямая. Сейчас все объясню. Итак. В начале 70-х годов прошлого столетия, курсант училища связи Володя, который жил у нас, собрал своими руками радиостанцию. Она работала на батарейках, дальность связи ее была не велика, до 1 км. Приемник этой радиостанции размещался в мыльнице. В обыкновенной металлической мыльнице. Я когда увидел это чудо техники в работе, да еще и собранное умелыми руками, сразу понял, что буду военным связистом и учиться буду только в нашем училище связи. Мне тогда шел 8-й год. Я уже учился в школе и познавал окружающий мир на всю «безынерционную катушку». Слышу ваш нетерпеливый вопрос: «А причем здесь радиостанция?» А притом, что когда мы с дедушкой и Володей бывали на рыбалке, жена Володи Марина по радиостанции оповещала нас, что ужин готов и пора сматывать удочки. Так как ставки, на которых мы ловили карпов, были в пределах досягаемости радиосигнала, мы всегда прибывали с армейской точностью к накрытому столу. 

К тому времени у нас в семье появился первый автомобиль. Это была легендарная «копеечка», ВАЗ-2101. После окончания училища Володя и Марина уехали служить в Забайкалье, но частенько приезжали к нам в отпуск. Их родители жили на Донбассе. Так как мы были уже «с колесами», то ездили на рыбалку на реку Псёл и другие водоемы. Рыбы в реках и прудах тогда было много. Сомы, щуки, караси, лещи, красноперки, плотва, сазаны, судаки, окуни. Уха, приготовленная Володей, запомнилась на всю жизнь. Володя был заядлым доночником, и его уроки я помню и сейчас. Наша жизнь, как и река, течет в пространстве и во времени. Вот так я, как и многие мои сверстники рос, строил планы на будущее, но Володин авторитет и желание стать военным связистом остались во мне навсегда, что и предопределило мою дальнейшую судьбу. Ведь военная связь в основном размещается на автомобиле. Нашу машинку я полюбил с первых минут. Мне тогда думалось: «Что человеку для полного счастья надо?» Машина, аппаратура связи, рыбалка… Любимая профессия, любимый досуг. Наверное, тогда я влюбился в связь, машины и рыбалку.

Прошло несколько лет…  Надо было готовиться к взрослой жизни. Где-то с пятого класса школы, на летние каникулы дедушка устраивал меня на работу в совхоз. Мы, с другом моего детства, Толиком, которого я помню с 2 летнего возраста, сбивали ящики для яблок и вишен, которые выращивали в совхозе. Будучи в старших классах, строили теплицы. Норма была суровая. 40 штук ящиков в сутки, и за это получали по 3 рубля 15 копеек. Деньги не весть какие большие, но нам хотелось быть самостоятельными и иметь свои трудовые деньги. Сколько можно сидеть на шее у родителей? Поэтому трудились мы от рассвета до заката.

Вторая половина 70-х. Наступил конец августа. Наша работа в совхозе была завершена. Надо было готовиться  к школе. Горы ящиков для яблок, которые виднелись на территории тарного цеха, были для нас памятником нашему труду. Мы с другом гордились своим трудом, за который получили честно заработанные деньги. И вот, звонит мне по телефону Толик и говорит, что в ставках работники совхоза спускают воду и вылавливают всю рыбу. Надо сказать, что в этих ставках запрещали купаться, пока там росла рыба. Сам процесс спуска воды и извлечения оттуда карпов я пропустил. Жили мы тогда уже в другом районе города, но бабушку с дедушкой я навещал часто. Обычно ходил пешком или добирался на велосипеде. Мне было очень интересно узнать, что творится на дне ставка, где жили великолепные красавцы карпы, которых мы ловили с дедушкой и Володей. Было любопытно узнать, как устроен ставок. 

После звонка Толика, идя к бабушке и дедушке, я решил заглянуть на указанный водоем. Мой путь пролегал как раз мимо спущенного ставка. Здесь я хочу уточнить, что, по рассказам моего отца, который вырос в тех краях, и дедушки, ставки обычно делали так. Бульдозер или грейдер срезал верхний слой почвы в низинке (ярочке), оголял роднички, которых там было очень много. Затем насыпали поперечные дамбы, монтировали в них трубу для слива лишнего количества воды или строили «монах» (греблю) из бетона. Вода из родничков заполняла ярочки и получался каскад ставков. Наличие трубы или гребли предотвращало прорыв дамбы в случае переполнения ставка водой.

Подойдя к ставку, я увидел, что у спущенного ставка есть центральное русло. Неширокий ручеек посередине водоема, в котором виднелись спинки и верхние плавники рыб. Я тогда был молодой и красивый... Мне, молодому, ставок – лужа! Вижу дно и вижу рыбу. Ни о чем другом в тот момент я уже не думал. Ускорил шаг к дому бабушки и дедушки, взял сетки-авоськи (были такие в советские времена) и погнал к водоему «спасать» карпов. Разделся на берегу, снял кроссовки, штаны и полез к рыбе. Только футболка белого цвета с портретом группы «Deep Purple» на мне осталась. Мне тогда было лет 14-15. Не хватило ума подумать, что дно может быть илистое. Было мне тогда все «глубоко фиолетово», кроме рыбы. Ну, думал, грязи там максимум по колено. Оказалось, что ее там почти по грудь, а местами и больше. Жижа капитальная! Конкретная такая. Даже не представляю, что могло быть, если бы я полез в ставок одетым в брюки и кроссовки. Хоть на это ума хватило! Первые шаги по дну ставка дались мне относительно легко, но и чувство опасности уже начало просыпаться. Потом я резко погрузился в жижу и, естественно, струхнул. Благодаря урокам жизни, которые преподавали мне отец, дедушка, Володя и другие старшие товарищи, добиваться поставленной цели, я уже немного умел. Когда я понял, что «точка невозврата» пройдена, включив свой «ручной водомет», начал грести дальше.

А впереди, на солнце, блестят огромной чешуей карпы. А их много…  А они такие привлекательные… Как сейчас говорят: «Вижу цель! Не вижу препятствий!». В общем, «доплываю» я по этой жиже до этих карпов (а это метров 50-60), а там «кабаны» килограммов по 30! Их чешуя отливала бронзой. Слепила мои глаза и разум. Азарт предстоящей борьбы вкинул в мой организм огромную порцию адреналина. Я никогда до этого не видел таких здоровенных карпов. Сильные, мощные, целеустремленные. Стоят в этом основном русле, практически в ручье, головой против течения и барахтаются. Воды-то мало. Они брюхом на мель и сели. Только плавники торчат из воды. Я попытался одеть на одного из них сетку-авоську. Ну чтобы карп сам в нее залез как в чулок. Долго я мучился с этим делом. Как говорится, был на грани воздуха и жидкой грязи. Арнольд Шварценеггер в фильме «Хищник» нервно курит в сторонке. Жижа-то засасывает, а тут еще надо с сильнейшими карпами бороться! Борцы они, я вам скажу, хорошие. Борются за жизнь до конца. Хвостами машут, только брызги воды и грязи летят на меня. Замазывают мне глаза, залепляют рот и уши. И тут я «лопухнулся». Где-то я допустил слабинку, а хитрый карп этим воспользовался. Один из них нанес мне удар хвостом в грудь. Хвост точно был размером как совковая лопата, которой снег дворники по утрам убирают. Я думаю, что сделал он это не специально, скорее инстинктивно, но удар был такой силы, что сбил мое дыхание, опрокинул меня на спину, и я уже было подумал, что он меня «сделал». Как малька. Но усилием воли и мышц рук я еле выбарахтался из этого ила! Ноги были не только хоть какой-то опорой, но и балластом в этой непролазной жиже из глины. Малейшее движение тела только усугубляли ситуацию. Глинистая жижа только и ждала моего, тогда еще молодого и глупого тела. Помощников-то рядом не было, спасать меня было некому. Я понял, что рассчитывать могу только на себя. Как мне хотелось быть героем дня! Семью покормить большими карпами. Удивить близких и родных мне людей. Отдышавшись и оценив сложившуюся ситуацию, плавными движениями я восстановил равновесие тела и сил, а потом взял инициативу в свои руки. Развернулся лицом к противнику и дал ему настоящий бой. 

Я падал на карпов сверху, вдавливал их в ил, старался их обездвижить. Закрывал им глаза, жаберные крышки и не давал дышать. Сколько времени это все продолжалось, сейчас сказать не могу. Да и тогда точно не смог бы реально оценить потраченное на бой время. Мне тогда было не до хронометра. В пылу борьбы ничего не замечал вокруг. Главное было не погрузиться с головой в жижу и совладать с великанами. В общем, закончилось это тем, что в сетки-авоськи я затолкал всего лишь 3 карпа. По одному в каждую сетку. Остальные просто в них не влазили. Ну и мелких карпиков, килограмма по 2-3, я тоже прихватил. Около десятка. Жадность сработала... Тогда я тоже понял, что жадничать, это некрасиво и нехорошо. Сказать, что я испачкался по уши, это не сказать ничего. В глине я был весь. По макушку. Только глаза блестели на солнце. А еще пиявки и всякая другая прудовая нечисть... Бр-р-р! Затем мне предстоял путь на берег. И это с карпами в сетках. Те, что по 2-3 килограмма, по дороге на берег я их бросал впереди себя. Подгребал к ним и снова бросал их вперед. Так мы дружною толпою продвигались к сухому и твердому берегу. Потом, уже в военном училище, это будет называться «поэтапное поэлементное перемещение». Самое интересное, что на дне водоема не было никаких затопленных деревьев или веток. Ухватиться было не за что. Дно было вылизано до блеска, если можно так сказать. Только пара старых скатов от мотоцикла и машин, заброшенных в ставок нерадивыми владельцами, несколько пустых ржавых консервных банок. И все. Чистяк полный. Вот как раньше за ставками следили и берегли их! Отдышался я уже только на берегу.

Когда я принес карпов домой, бабушка, увидев меня, была в шоке. Она как раз на кухне что-то готовила. Правильно я тогда сделал, что не зашел сразу в дом, а тихонько так в кухонное окошко постучал и аккуратненько с уголочка заглянул. Она вышла на улицу, а тут я, во всей красе. Опаньки! Внучок! Сетки с карпами в руках. Кажется, я еще улыбался. А может, это была счастливая гримаса? Бабушка играет немую сцена из Гоголевского «Ревизора». Правда, первые секунд 10. Я думал, ее Кондратий обнимет. Слава Богу, обошлось! Лиц Риччи Блэкмора и Яна Гиллана на футболке не видно напрочь. Кто не знал, что они там были, в жизни бы не догадался. Причитаний и нравоучений в тот день я выслушал немало. Когда я себя увидел в отражении оконного стекла, я себя не узнал. Но это было уже не важно. Это была моя маленькая победа над сильным противником и над самим собой. Отец, который приходил к дедушке и бабушке почти каждый вечер после работы и ухаживал за домашним садом, спросил: «Ты понял, что произошло и что могло бы быть?». Я-то понял, когда уже был на берегу. А тогда юношеский азарт и желание победить карпов чуть было не сыграли со мной злую шутку. Самое главное – то, что я увидел, как устроен водоем и как в нем, при спущенной воде, располагается рыба! Да, основное русло было, но оно совсем не глубокое. В том ставке и в том месте, где произошла наша схватка, русло было глубиной около 30-50 см и шириной до 1 метра. На других ставках я видел русло до 1,5 метра глубиной и шириной до полутора-двух метров. Возможно, эти русла образовывались во время спуска воды. А может, это именно то углубление, по которому так любит гулять в ставке карп? Глубина ила, я так думаю, могла достигать и до 3-х метров. Может больше, может меньше. Не берусь утверждать. 

В тот день на вечернем столе «хоровод водили» карпы. Семью я накормил. Бабушка спасла группу «Deep Purple» на моей футболке, выстирав ее и развесив сушиться на веревке во дворе. А пока Блэкмор и его «бригада» сохли в тени деревьев, мы с Толиком обсуждали планы на следующий год и слушали на пластинке инструменталки Алекса Сильвани. «Флай, робин, флай!» («Лети, малиновка, лети!»подмигивание. Мы учились в разных школах и жили в разных районах города, но отношения поддерживали постоянно.

Как сложилась судьба моих друзей и учителей по жизни? Моя судьба? Окончив школу и поступив в военное училище связи, я стал профессиональным связистом. Служил в Белоруссии, в Заполярье, на берегу Северного Ледовитого океана. Почти 12 лет назад вышел на пенсию в звании подполковник.

Володя, отслужив в Забайкалье 10 лет, продолжил службу на Украине. Мы с ним встречались во время больших учений на территории Белоруссии в начале 90-х. Несколько лет назад его скоропостижно не стало. Жена Володи Марина и их, уже взрослые дети, живут в Украине. Надо будет навестить их обязательно. А то пока только по телефону общаемся.

 Мой друг детства, Толик, окончив школу с золотой медалью, отслужив в армии и отучившись в институте, стал великолепным юристом. Для меня он по-прежнему Толя, а сослуживцы его иначе как «Анатолий Борисович» не называют. Живем мы в одном городе. Дружим сейчас и очень дорожим своей дружбой. Встречаемся, помогаем, друг другу, чем можем. Помните, как в детской песне поется: «Друг в беде не бросит, лишнего не спросит. Вот, что значит настоящий, верный друг!» Вот такой у меня Друг! И не думайте, что он меня тогда оставил одного на ставке. Просто его не было дома, когда я «пошел в атаку» на карпов. Их он тоже оценил по достоинству. Правда, уже в жареном виде. Я же не для себя старался. Как я мог забыть о друге?

В память о дедушке остался радиоприемник «Звезда». С документами и печатью ВДНХ. Я его берегу. Внукам буду рассказывать, как я в детстве учился ловить рыбу и передам его, радиоприемник, по наследству.

Ставок, на котором я тогда ловил в сетки-авоськи гигантских карпов, высох и зарос, практически до невозможности восстановления. На этом пруду уже деревья растут, диаметром сантиметров по 30, а может и больше. Там ведь роднички под землей есть, или водоносный слой. А жаль... Загубили люди такие пруды! Не берегут природу! Вокруг каскадов тех, великолепных прудов выросло много высоток. Построились и разрослись уже два микрорайона. Теперь приходится искать рыбу в других водоемах. Малыши, да и многие жильцы этих домов, даже не догадываются, какие великолепные ставки были рядом. Сколько прекрасных мгновений они могли бы подарить детям и внукам, сохрани они подарок природы и плоды труда старших поколений. Яблоневые и вишневые сады вырубали. Землю пустили под новостройки. Изменился ландшафт до неузнаваемости. Только старые фотографии тех лет молча хранят память о некогда красивейших местах города. Сейчас, в 10-15 минутах ходьбы от моего дома есть еще каскад ставков, но они в городской черте и рыба в пищу из них не годится. 

Сегодня мы далеко ушли от дедовских донок. Сейчас осваиваю новую для себя снасть – фидер. На ставках можно попробовать потренироваться работе с фидером. Может быть, на первых порах так и сделаю. Но если мы не будем беречь природу, приумножать ее запасы, то в скором времени снасти нам могут и не понадобиться. Наши дети и внуки не буду знать, что такое карп и рыба вообще. А жизнь без рыбалки – не жизнь! 

И напоследок. Стихи. Импровиз. «Хочу полезным быть своей Отчизне! Хочу с рыбалкой идти по жизни!» Оптимистично, правда? А что? Мне нравится! 

Статья публиковалась в журнале "Salapin.ru Magazine" N12

Теги: карп  лирика
 
Зарегистрируйтесь или войдите под своим именем, чтобы прокомментировать

 
К началу
к началу