РЫБАЛКА - ОБРАЗ ЖИЗНИ
Лунный календарь
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Лещовый дом

Pianist

Месяц за месяцем я искал лещовый дом…

Рассуждать на эту тему можно до бесконечности, производя килограммы макулатуры, и в итоге лишь слегка приоткрыть дверь тайны под названием Лещ. Но возможность заглянуть туда уже дорогого стоит, и те кому эта возможность выпадает, в своё время заплатили за это не малую цену в виде уймы потраченного времени и сил для изучения этого красавца. Я же постараюсь показать на личном примере, всего лишь на одном отдельном участке Оки длиной в три километра, как можно ухватить удачу за скользкие бока, и чего всё это стоит.

А начиналось всё довольно прозаично. Совершенно случайно, наткнувшись на всеми нами любимый сайт и слегка очумев от информации, «что люди ловят и по сколько», я решил немедленно приобрести фидер.

Через пару дней я уже катил под Ростов на нижний Дон, где собственно и был совершён первый в жизни заброс этой волшебной, практически самоловной, как я думал в то время, для меня снастью, и где пришло понимание того, что всё не так просто, как казалось. Вернулся я домой через неделю с поубавившимся оптимизмом. Понимая, что ловить-то по сути фидером я не умею, так как результат по Дону был прямо скажем ниже среднего, хотя, правда, несколько первых своих лещей на фидер я все же там поймал, решено было во что бы то ни стало научиться ловить много и стабильно. 

Проанализировав поездку, понял, что последние два дня я просто тупо попал на хорошее место, так как все остальные составляющие были полностью без изменения, считая погоду. Уже тогда в 2009 году я поставил слово «место» во главу угла, и теперь с каждым разом всё больше убеждаюсь в том, что был прав. 

Разложил перед собой карту Оки. Самой близкой точкой ко мне оказалась Ока в Рязанской области. Тут же на глаза попалось село Константиново. «Мне осталась одна забава – пальцы в рот да весёлый свист». Всё. Решено. Это будет мой учебный центр. Завтра в путь.

РЫБЫ НЕТ?

Стараясь спускаться в пойму медленно, чтобы не покалечить машину, изо всех сил унимал восторг и внутреннее возбуждение. Нога моя, не слушаясь, давила на акселератор. Мою встречу с неизвестным отделяли уже минуты, и осознание этого пьянило сильнее любого вина. Передо мной в одно мгновение открылась величавая картина могучей русской реки. Ока… Сердце буквально замерло. Ощущал себя по сравнению с ней просто маленькой букашкой. Стало слегка не по себе: неужели я смогу справиться с этой громадиной? Покорится ли она мне? Мучаясь этими вопросами, я залез на самую кручу холма, и, сидя на уже довольно холодной сентябрьской земле, стал осматривать серебристую слегка взъерошенную ветром ленту реки. Меня охватил тихий ужас. Мысли роились в бесформенную массу.

Господи, и что здесь что? Всё же совсем одинаковое, лишь небольшие изгибы да вдали крутой поворот: пытаясь разглядеть хоть что- то, увидел на проходящий мимо катер. Волны из раны разрезанной реки методично раскачивали бакен.

Стоп. А вот и зацепка. Вон там слева бакен-то совсем рядом с берегом… Значит русло тоже рядом. Довольный своими умозаключениями, я быстро прыгнул в машину и помчался на выбранное место.

Мдааааа... Ну и грязища….вокруг была только глина и ещё раз глина, но первый заброс показал, что ракушки на бровке предостаточно. Кормушка плотно встаёт на место, да и кидать недалеко, русло рядом. Вот только поклёвок уже час как нет.

Странно, что я не так делаю-то? Вот и рыба плещется,  значит, есть она, да и как может не быть её в такой-то реке? Так… Как там нас учили-то, грузиком её? Ну, грузиком так грузиком. Привязываю две унции, а мысль долбит как дятел в голову: и зачем всё это нужно, только трата времени. Но буквально через десять минут я понял, что стою на небольшой яме, а это не совсем то, насколько я помню. Сдвигаюсь вправо и становлюсь перед островком из осоки, выдающимся вперёд. Заброс. Минута. И вдруг резкое частое дёрганье вершинки: подсечка – и густёра на 400 г бьётся в руках.

Боже, какая же она огромная, на Дону я больше 100 г даже не видел. Потом ещё и ещё. Стоп, а где же лещ, подумал я. Чисто интуитивно перехожу за островок. Заброс. Тишина. Расклипсовываюсь и кидаю, куда долетит.

Не понял, а за что это кормушка там держится? Течение ведь будь здо….не успел я додумать, как резкий отстрел вершинки привёл меня в чувство, и подлещ на 800 г оказался в садке, потом ещё,  и в конце – мой первый на 2300 г великан.

И всё же, что держало кормушку? И почему именно тут был лещ? Снова грузик на место и вот оно, понимание всего и сразу. То, что выдаётся вперёд на суше, выдаётся вперед и под водой. Так я нашёл глиняные перпендикулярные бугры, где скапливается много корма и классно держится кормушка. На втором островке, что находится выше метров на сто, та же картина. А ведь вроде совсем малость в изменении береговой линии. С тех пор с грузами я не расстаюсь и имею в наличии от 0,5 унции до 4 для всех ситуаций и на случай обрыва по нескольку одного веса.

Но это не было его домом, здесь он завтракал и иногда заглядывал на обед. И это только раззадоривало меня. Я должен был найти его жилище, но пришло ненастье и резко похолодало. 

НЕ РАСТУТ КУВШИНКИ НА КАМНЯХ

Вскоре встали тридцатиградусные морозы, но это уже не могло меня остановить и, приезжая зимой на несколько дней, я продолжал изучать рельеф, сверля столько дырок, на сколько хватало трёх пар ножей, которые тупятся на Оке об лёд с песком моментально. Результатом была найденная зимовальная яма: добычливый затон с очень заковыристым рельефом, а главное – получено огромное количество информации от местного населения, которое зимой от чего- то становится более словоохотливым. 

А какой кайф выйти из натопленной палатки ночью в тридцати пяти градусный мороз под открытое звёздное небо и представить, как мегатонны воды проносятся под тобой, не оставляя шансов никому, кто попытался бы их остановить. Да только зима не вечна, и вот уже зазвенела капель. Затрещала могучая красавица по швам и сбросила с себя панцирь, сметая всё по берегам на своём пути. Двигая валуны и выворачивая старые деревья, река ринулась вниз. Разлив… И я жду не дождусь, когда вернусь туда снова, но только теперь вооруженный кое каким знанием. И вот этот час настал. 

В двух километрах от осеннего места есть довольно широкий мыс, с которым не смогло справиться  течение – это твёрдая порода, он будет там всегда, зато добросить оттуда до бровки с глубиной четыре метра очень удобно. Теперь-то я знаю и глубину, и что яма огромная напротив, и что лещ там зимовал (трёх подлецов-то я зимой всё же поймал именно там, но зима – это отдельная история, и об этом как-нибудь в другой раз). Течение здесь разветвлённое. Основное по диагонали уходит к яме на противоположный берег, а пассивное, огибая мыс движется прямо. Кидаю в угол между основной и русловой бровкой. Фантастическое место. И вот теперь уже начинаю просто ловить, ловить, ловить. 

Потраченное зимой время не прошло даром. Но ночью здесь тишина и покой – оно и понятно, 47 оборотов по Дайве – далековато. А ездить в такую даль только на утро совсем неинтересно, да и накладно. Что мне нужно, я приблизительно понимал. Камень и заливной берег. А вот чтобы это всё оказалось вместе, пришлось попотеть. И оказалось всё это там, где я и предположить-то не мог, но теперь я точно знаю, что все прогалы в тальнике неспроста. Ну не растёт на камне живое, и всё тут. И кувшинки не растут, ничего не растёт… 

Вот здесь-то мы с ним и соревновались по ночам, кто кого, переходя днём чуть выше на отбойное течение, где он любит стоять на мощной струе, но поглубже, и под крутой высокой бровкой, которая даёт ему внизу прекрасную тень, а мне возможность продолжить соревнования.

КРУГ ЗАМКНУЛСЯ

Июль… Вода упала и прогрелась по максимуму. Макушка лета. Мой соперник куда-то делся, а я ведь ещё до конца не понял, где его дом. Судя по уровню воды на реке, было ясно, что скатился, а вот как далеко? На этот вопрос предстояло ответить. Зная практически весь рельеф на 3 километра вниз, я решил искать хоть какую-то аномалию, потому как пробить такую территорию было  просто нереально. Пройдя вниз с километр, начал замечать, что берег под ногами стал реально сырым, и это под палящим-то солнцем. Прошел ещё пару десятков метров. В глаза бросился до неприличия огромный булыжник кило в тридцать, рядом еще один…

Откуда они там? Кто-то притащил? Исключено… Это просто физически очень сложно, так как весь берег – непролазный тальник, да и смысла в этом я не увидел… Начинаю пробивать дно, так и есть – выход породы, и всё это среди глины, где давит грунтовая вода и ищет выход. А где это лучше сделать, как не между камней? То- то и оно… Пробую воду рукой: то что надо, значит, под водой спасительно сочится прохлада, оживляя всё вокруг. Это как раз то, что я искал. Первые же забросы показывают, что рыба здесь, и она очень активна. Вот мы и снова встретились, мой  широкобокий скользкий разбойник.

Солнце нещадно палило, пытаясь свести меня с ума, и я, отложив фидер в сторону, присел под тень раскидистого куста. Влажный берег спасал и меня, снизу тянуло прохладой. Небольшой ветерок оживил кувшинки и они, помахивая руками-листьями, стали звать меня к себе… И тут меня словно пронзило током. 

Так вот же оно. Вот то, что я искал. В голове чётко рисовалась картина. Теперь я на 99 процентов знал, где он будет в октябре и даже в ноябре, перед тем как встанет на зимовку, там, откуда я его провожал с самого начала. Круг замкнётся….

Домом был весь этот участок. Весь! Из года в год семьи леща совершают этот путь в шесть километров по кругу, чтобы набраться сил перед долгой морозной зимой. Старшие показывают молодняку, где можно покушать, где укрыться в жару, где отдохнуть, накапливая жирок. Стало немного грустно – тайна перестала быть для меня тайной. Даааа…. Но загадок на реке ещё много, а это лишь приоткрытая дверь, куда удалось слегка заглянуть.

И вот теперь, находясь на реке, я присматриваюсь  к каждой травке, к каждому камешку на берегу, к каждой складочке на воде, стараясь, буквально срастись с окружающей меня красотой,  растворяя своё сознание в бесконечном потоке серебряной ленты. Слушая шёпот реки, я начал ощущать, что становлюсь ей не чужой. Она приняла меня, советуя порой журчанием воды и шелестом кувшинок. Просто надо было научиться слушать её подсказки, при этом безмерно любя эту величавую и могучую, а порой нежную и ласковую русскую реку.

А она щедрая, и за искреннюю любовь платит сполна.

Статья публиковалась в журнале "Salapin.ru Magazine" N5

 
Зарегистрируйтесь или войдите под своим именем, чтобы прокомментировать

 
К началу
к началу