РЫБАЛКА - ОБРАЗ ЖИЗНИ
Лунный календарь
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Ночь коротка, цель далека

Рыба наша

«Своя» точка оказалась не так близко от дома, но тем ценнее сюрпризы во время такой рыбалки

Никогда не гнался за двузначными уловами. Чтобы в сумме пойманных килограммов было более 10. Тем более что такой улов можно обеспечить либо на карповой – не самой любимой, либо на многодневной – не самой удобной, рыбалках. Уловы же однодневных выездов обычно болтаются в диапазоне между 3 и 6 кило. На том всегда – спасибо. 

Ночь коротка, цель далека. И то правда. За достижением гарантированно двузначного одновечернего улова пришлось мне не один год помотаться за тысячу километров на северо-запад от Москвы. Где ночи – совсем короткие, на радость рыболову. И добиться двузначного результата удалось лишь на четвертый год упорных путешествий. Хорошо, что не на десятый.

Финляндия поначалу радовала и озадачивала легким доступом к рыбе. Есть рыба, есть всегда, и сколько ее можно поймать – от тебя зависит. Браков нет, рыбохраны, в известном только нам понимании, тоже. Многие путешествующие в Финляндию ищут хищника на просторных и чистых озерах, находят судака и щуку, из бели – только плотву. Те, кто ищет крупную бель на озерах, обычно огорчаются. Воды много, концентрация рыбы на таких пространствах невысокая. Многие при мне ловили – успокаивались лишь большими уловами белых грибов и ежевечерней сауной. 

Со временем я научился находить рыбу в проливах между озер и небольших речушках, которые даже на карте гугла не всегда найдешь. Уловы были нормальные, но… не двузначные, в удовольствие. То на выпас крупной весенней плотвы попадешь, то на ночлежку чернобоких и златопузых торфяных лещей, то выиграешь холодным августовским вечером дуэль с любопытным и наглым килошным язем, то угря в 2200 на донку резиновую поймаешь. Ну а теперь удалось найти самое главное. Удачу.

ШТЕКЕР, МОНСТРЫ

Фотоаппарат в тот раз я не взял. Жена тоже. Других свидетелей не было. Хозяин сайта потом чуть ли не аутодафе грозил мне за это, но что поделать – самые неожиданные события происходят не всегда под камеру. Попробую описать покрасочнее, нисколько не привирая.

Дело было к ночи, в полдвенадцатого, когда на точку, по моему предположению, должны были подтянуться лещи. Рельеф на этой протоке три года знаю – в девяти метрах прибрежное русло, у самого берега – яма, на такой же, как и в русле, глубине, 4 метра. До этого русло планомерно два дня прикармливал, в один из вечеров вытащил шесть-семь черных лещей от 900 г до 1,3 кг, на штекер.

Штекер оснастил верхним китом с резиной 1,4 на случай поимки крупного леща. Отсоединил три последних колена, нацепил осьминога из червей с подсадкой опарика для лучшего крепления, завел – лафа. Сижу, курю, ни поклевки. В общем-то, только вернулся с рыбалки, хотел просто разведать, что сегодня вечером на протоке происходит. Сижу и сижу. Наташа, жена, вот пришла, домой зовет, раз не клюет, сумерки уже, небо тучей затягивает. Тяну время – на, говорю, возьми, подержи это шикарное орудие, очень удобно девятиметровым браунингом бывшим салапинским ловить, тем более таким коротким. Все равно не клюет. Думаю, что так и так прикормку надо было завести, за два дня никто и не привадился, прикармливать тут надо, а не приваживать – народ подводный тут голодный, еду быстро разбирает. Давай, говорит, вставай со своего стула. Сейчас, говорю, смотри, как хорошо я поплавок огрузил, и в сумерках прекрасно видно, и чувствительный – не клюет только. Ну что еще можно сделать, чтобы продлить удовольствия от сидения с девятиметровым штекером под третий кит. Гляди, говорю, какая тут у берега глубина, помнишь, ты тут своего первого язя на 5-метровый мах поймала: такая же, как на русле, 4 метра.

Поднимаю из воды оснастку вверх, поворачиваю стрелку на два часа вправо, к яме. Опускаю оснастку. Поплавок встает точно так же аккуратно, как и на русле. Видишь, говорю, какая правильная тут яма, подстраиваться специально не надо. Еще раз поднял оснастку, опустил для убедительности. Не балуйся, говорит Наташа, пойдем домой, а то балуешься уже. Щас, говорю. И оно правда, конечно, что зря время терять, невозможно никого тут поймать наудачу. Пора домой, спать. Давлю на рычаг – зацеп. Ну, думаю, оно правда – рыбалка баловства не любит. Теперь придется в полумраке от зацепа освобождаться, резина крепкая, ну как тут отцепиться. Привстал со стула. Зацеп ожил. Резина начала аккуратно растягиваться вниз по течению. Послышалось характерное стрекотание коннектора по графиту – зацеп подвсплыл и дернулся в сторону. Бац, еще раз – бац! Щука? Такое у нас не раз случалось – несколько щук уже на мах поймали, которых плотвички или черви на крючке привлекали. Щука на мах – это прекрасно, на штекер тоже неплохо, но надо ее еще вывести.

Противостояние длилось долго, Наташа, продираясь сквозь сумерки, выцеливала головой подсака в голову жертвы, я пытался поднять жертву наверх, чтобы в подсак завести. Когда поднял – мы увидели его, это был судак. Дальше мы ничего не помним, пока чудо не вывалилось на берег. Судак боднул осьминога из червяков головой, но удар получился для нас весьма удачный – хищник цепанул ключок за край верней губы и засекся, да так, что сойти с крючка ему не удалось. Вес судака был 1 кг 700 г.

Пока Наташа удивлялась происшедшему, разглядывая поимку – ну, мол, так не бывает, я тихо завел штекер обратно на русло, где был ранее. Она это заметила и высказала разумное предположение: на сегодня чудеса закончились, пора и домой. Я согласился. Даже если сейчас вдруг мы поймаем ночного леща, это будет ну просто обыденное происшествие по сравнению с тем, которое мы пережили. Тяну оснастку вверх – бац! Нет, быть того не может. Новый зацеп – и новая потяжка. Ровно через минуту после завода – новая поклевка, и, не веря глазам, пониманием, что клюнувшая рыба ведет себя точно так же. Второй судак? Так оно и оказалось. Такая же продолжительная борьба – и второй подарок за вечер в 1 кг 100 г оказывается на берегу. И вновь поклевка и подсечка – за край верхней губы. С бодуна вы что ли, судаки?

ПЕРЕМАНИВАЯ ПОДЛЕЩИКОВ

На новое место мы пришли днем. Я рассчитывал часа два обустраивать место, замеряться, закормиться с чувством, с толком, с расстановкой, ну и т.п. Любителям половить 5-метровым махом отвел перспективное место слева вверх по течению, дал прикормки. Теща с женой довольно быстро заставили меня приуныть – пока я пристраивал платформу к выемкам на берегу, они таскали подлещиков одного за другим, невзирая на то, что вечерний клев еще рано было объявлять.  Периодически у рыбачек что-то случалось, пару оснасток точно пришлось поменять – наступил вечер. Я только закормился и произвел первый заброс.

Через пятнадцать минут у меня заработало. У соседок – клев вырубило напрочь. Моя точка находилась ниже по течению, но дальше от берега метра на три. Подлещики шли как на подбор – граммов по триста. Поклевка почти с каждой поклевки. Иногда клев затихал – и влетал либо язь, либо подъязок. Такая картина потом повторялась еще два дня. Мерные подлещики делали массу, язи разбавляли цирк своими спецвыходами. Иногда влетали щуки. Прикормку я использовал с большим приоритетом Мило-лещ. Если кто знает, с зелеными микрогранулами. Единственное, возможно, что я недоработал – не добавлял в смесь грунта. Поэтому что местная рыба, видимо, на третий день моего здесь присутствия (а поймал я последовательно 18, 13 и 16,5 кг), решила, что на этом участке водоема кто-то решил создать откормочный питомник. Из пойманных мной язей кашица миловской прикормки вылезала как паста из широкого тюбика. И, что неудивительно для околомосковских водоемов, но здесь было просто дерзостью со стороны рыбы – она прекращала активно брать, если я переставал кормить.

Мое двузначное место обладало магическими для настоящего лещового рая характеристиками. Периодически я вытаскивал из воды огромную раковину отмершего моллюска либо окаменевшую ветку дерева, устланную торфяной коркой, всю испещренную и разъетую следами жизнедеятельности ракушки. Ничего удивительного, что – не считайте меня извращенцем – здесь как часы работал применяемый мной супер-дип, когда рыба, видимо, от усталости, прерывала бешеный клев – дип с ароматом мусселя, моллюска.

КРАСНЫЙ, ЧЕРНЫЙ И ЗОЛОТОЙ

Больше трех дней из последнего моего путешествия здесь я ловить не осмелился. Оставил на следующий приезд. Да и повнимательнее мне нужно отнестись к новому месту: один из посетивший меня финнов рассказал, что тут реально в сети попадаются 10-килограммовые щуки. Не поймать ли мне такую на мах как-нибудь?

Со спиннингом не очень дружу, но хищников здесь удается ловить регулярно.  

Одна из местных достопримечательностей – популяция окуней. Они здесь могут быть очень крупными. Пару таких нам удалось вытащить. Окуней, видимо, привлекла толчея белой рыбы. Самый крупный оказался на 960 граммов, настоящий астраханский размер. Окунь в Финляндии считается национальной рыбой – вкусом и красотой, видимо, заслужил. Мы ловили от черным-черного до красно-желтого. Цвет рыбы тут обусловлен богатством торфа. Щуки тоже тут черно-золотые, как и язи.

Про судаков этой весной мы тоже кое-что узнали. Приехали под конец половодья, озера довольно быстро вошли в берега – и почти сразу клев судака прекратился – а ведь нам удалось на нашу традиционную летнюю снасть – донку-резинку, наживленную маленькими местными уклейками – поймать несколько килограммовых судачков.

Вообще самое лучшее время ловли тут – весна. Много есть любителей ездить из России в Финляндию в приморские районы на юге страны. Уловы впечатляют и без прикормки – весной берет и вимба, и крупная плотва, и язи – в пресной воде Финского залива. 

У нашей же семьи любовь к традиционно русской рыбалке, пусть и в срединной Финляндии – пока ничем перебить не удалось. В Подмосковье-то трудно все это повторить. Собственно, не так уж это и много – четыре года – чтобы найти свое коронное место. 

Статья публиковалась в журнале "Salapin.ru Magazine" N10

 
Зарегистрируйтесь или войдите под своим именем, чтобы прокомментировать

 
К началу
к началу