РЫБАЛКА - ОБРАЗ ЖИЗНИ
Лунный календарь
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Daiwa SilverCreek-S 632ULRS-SV
3500р.
Продам
Daiwa SilverCreek-S 632ULRS-SV Б/У
Preston DUTCH MASTER FEEDER 14’ 2 160
12000р.
Продам
Preston DUTCH MASTER FEEDER 14’ 2 160 Новое
Катушка Daiwa Tornado 2550 7i-AB
2200р.
Продам
Катушка Daiwa Tornado 2550 7i-AB Новое

От ширика до харюза

Fish-Frog

Кто живет подо льдом Байкала – впечатления и ловля вприглядку на самом чистом в мире озере.

Активно заниматься рыбалкой на Байкале я стал с 1990-го года, и прорыбачил там полных двадцать лет, пока не уехал. За это время поездок на рыбалку было очень много, рыбу я ловил разную. Расскажу об одной запоминающейся весенней рыбалке на хариуса, которая была богата на интересные события. Итак, не важно, какой год, за окном конец апреля – начало мая.

Хариус. Красивая и сильная рыба. Местные жители называют его «харюз». Чёрный хариус, прибрежный, держится возле берегов, и заходит в устья впадающих речек. Обычно он не голоден и наиболее активно питается как по расписанию – час на восходе, полчаса в обед, час на закате. Белый хариус, глубинный, подходит к берегам весной, и жадно отъедается перед нерестом. Он намного светлее, крупнее и жирнее своего чёрного собрата. Мечта рыболова попасть на подход белого хариуса, когда он без разбора хватает всё, что движется – искусственную мушку, мормышку, крючок с бормышом или червяком. Тогда через три часа рыбалки рука уже просто не поднимается, и ты говоришь себе «хватит», а Байкалу «спасибо».

У меня на работе много знакомых рыбаков, и на хариуса мы частенько ездили большими компаниями. Иногда, дойдя колонной до берега, разъезжались – каждый ехал на своё любимое место. В этот раз решили ехать все вместе на северо-восток Байкала, на приглянувшееся нам зимовье. Как правило, чем больше кормишь одно большое место, так называемое «поле», тем больше вероятность, что стаи хариуса обнаружат бормыша и задержатся на прикормке.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Сборы на рыбалку всегда томительны и приятны. Накопленные за зиму отгулы приурочены к майским праздникам. Загодя оплачены лицензии на ловлю хариуса. Закуплены готовые и связаны вручную новые харюзовые мушки ходовых расцветок. На удочках новая леска. Несколько раз осмотрены и уложены снасти. Продукты и вещи ещё раз проверены по списку, кабы чего не забыть. Всё готово. Спать ложусь пораньше, перед ночной дорогой надо хорошенько выспаться.

Будильник в два часа ночи говорит «Подъём!» Да я и не спал толком, разве перед рыбалкой уснёшь… Быстрый завтрак и в путь. Едем двумя машинами, ещё три компании приедут через день-два, как на работе освободятся. На этот раз наш путь лежит на север Байкала, через большой перевал хребта Хамар-Дабан. Этот перевал намного серьёзнее и суровее своего младшего брата, через который мы ехали на щуку. Он длинней и выше, подъёмы и спуски круче, а в некоторых местах в конце затяжных спусков есть крутые повороты практически на 180 градусов, так называемые «тёщины языки».

Погода ночью шепчет, на улице тепло и сухо, через прошлогоднюю траву уже видно молодую зелёную поросль. Быстро проехали город и пригородный район под названием Верхняя Берёзовка. Здесь дорога начинает свой подъём в перевал. И вот тебе раз, как говорится, не ждали... Поперёк дороги стоит милицейская легковушка. Завидев нас, ДПСники включают проблесковые маячки. Стоп машина! В чём дело, парни? Перевал закрыт, с вечера по всему хребту идёт сильный снег. Уже перевернулись лесовоз и две легковые машины, слава Богу, все живы. Спорить и уговаривать бесполезно, это мы уже знаем на своём опыте, не первый раз попадаем в такую историю. С рассветом обещают стянуть вниз перевернувшиеся машины и пригнать коммунальщиков на расчистку перевала.

Взяли телефонный номер дежурной части, по которому можно узнавать об открытии дороги, и повернули назад. Благо, в паре километров отсюда открыта масса круглосуточных кафе. Водители легли в машинах спать, а пассажиры с расстройства пошли дегустировать местные сорта пива под чипсы и сухарики. В процессе дегустации я рассказал ребятам историю, в которую попал на перевале также по вине снега…

Возвращались мы как-то с приятелем весной после такой же рыбалки через этот самый перевал. И только проехали самый верх и начали спускаться, как нас накрыла полоса облачного тумана и снега. Причём туман и снег настолько густые, что не видно вытянутой из машины руки. Включили аварийку, но от неё толку никакого. Я сбегал обратно за поворот метров на семьдесят – там снега нет, видимость прекрасная, оттуда может в любое время выйти машина на хорошей скорости, и водитель вряд ли разглядит нас, внезапно попав в эту снежную завесу.

Обочина, чтобы нормально остановиться, практически отсутствует – сразу возле дороги стоят большие бетонные блоки, ограждающие полосу движения от обрыва. Выход один – надо двигаться вперёд. Но как это сделать, если перед машиной стена снега? Взяли капроновый буксировочный трос ярко-оранжевого цвета, зацепили за передок машины. Я пошёл впереди, держа другой конец натянутого троса над головой, и когда надо было поворачивать, перекладывал его в вытянутую в сторону правую или левую руку. Водитель из машины видел, в какую сторону уходит трос, и туда же подруливал. Главное было уйти от начала снежной полосы, где в нас могли врезаться, а дальше другие водители сбросят скорость и остановятся.
Вот так, черепашьим шагом, мы ползли буквально несколько минут. И тут это снежно-облачное покрывало так же внезапно кончилось, как и началось. Чуть ниже, на встречной полосе, на сухой и чистой дороге стояли несколько машин и пережидали, пока закончится это природное безобразие. Водители собрались возле первой машины и о чём-то разговаривали. Когда я показался из снежной пелены, все разом замолчали и уставились на нас.

А потом они стали не просто смеяться, а именно ржать. От такого гогота, наверное, все сойки оттуда поудирали. Помните, как дети ходят вокруг песочницы и тянут за собой на верёвочке игрушечный грузовичок с песком? А теперь представьте, внезапно из тумана вышел здоровый мужик, весь в снегу, и тянет я за собой настоящие «Жигули» с довольным водителем за рулём! Когда мужики рассказали нам эту картину, мы тоже от души  посмеялись. В свою очередь, они похвалили нас за находчивость – мы абсолютно правильно всё сделали. Ну да ладно, хорошо то, что хорошо кончается! Конец истории…

С рассветом периодически позваниваем дежурному по городу, и каждый раз одно и то же – закрыто, закрыто. На подъезде к перевалу скапливаются машины. Чтобы не оказаться в хвосте этой вереницы, встали в общую колонну… Короче, простояли мы без движения полсуток, движение открыли только в 16 часов.

Ура, поехали! Видимость на серпантине отвратительная, довольно густой туман, кое-как видны габариты тех, кто едет впереди. Наша головная машина, иномарка с передним приводом, довольно уверенно  штурмует подъёмы и повороты по укатанному и подтаявшему снегу. А вот «Волгу» так таскает из стороны в сторону, что у меня волосы просто встают дыбом! Нормально посыпана песком только встречка, идущая на спуск. Когда снижаем и без того черепашью скорость – «Волга» не может подняться в подъём, буксует. Сзади сигналит караван из сотни нетерпеливых машин. Да хоть обпикайтесь! Не терпится – обгоняй! А у нас нет никакого желания вылететь с дороги.  «Лётчики» в полноприводных джипах на шипованной резине обгоняют нас и уходят по встречке в туман. Хорошо ещё, что движение открыто пока только в одну сторону, а то эти ребята натворили бы дел при такой видимости.

Кое-как добрались до вершины перевала. А там вовсю светит солнце, чистое голубое небо, красота. И что хорошо, наша полоса дороги на спуск хорошо посыпана песком. Вот за это спасибо, очень кстати. Останавливаемся на Бурхане. По местным верованиям, на вершине самой высокой в окрестностях горы, через которую лежит путь, живёт дух Бурхан.

Отмечено это место разноцветными ленточками и тесёмочками, привязанными к веткам растущего вблизи дерева. Здесь положено остановиться и отдать Бурхану дань – бросить на землю монетки, сигаретку со спичкой, вылить духу рюмочку водки и оставить кусочек хлеба. Иначе Бурхан обидится и не даст доброй дороги. Мы соблюдаем заведённый порядок, и дань отдаём сполна. К тому же есть повод остановиться и размять ноги, посовещаться, как пойдём на спуск и в каких местах надо быть предельно осторожными. А те, кто не за рулём, не прочь составить деду Бурхану компанию и выпить с духом «по-писят». Исключительно для удачи!

Надо сказать, задобрили мы старика хорошо, спуск с перевала и дальнейшая дорога прошли без приключений. Лишь иногда, когда мы уже ехали по Прибайкальской стороне, снова окунались в полосы тумана, спустившегося с хребтов, да попадали в небольшие снеговые завесы. Но на равнине, на сухой дороге, это не страшно. Остановились недалеко от села Батурино, возле церкви Сретения Господня (Сретенский женский монастырь).

Перекрестились, передохнули чуток, и снова в путь. Проехав посёлок Безымянка, крайний раз звоним домой, сказать, что у нас всё в порядке и скоро будем на месте. Там, где мы будем рыбачить, телефонной связи нет.

На зимовье мы добрались к вечеру, когда солнце уже почти коснулось верхушек Иркутских хребтов. Нас встретил хозяин зимовья, наш давний знакомый – Пётр Жигжитов. Он сын писателя Михаила Ильича Жигжитова, известного по роману-трилогии «Подлеморье», в котором рассказывается о жизни людей на Байкале в конце девятнадцатого – начале двадцатого веков. Сам Пётр тоже всю жизнь прожил на берегу Байкала, добрый и спокойный человек, очень радушный, любящий принимать к себе гостей. По выходу на пенсию он взял в аренду небольшой участок прямо на Байкальском берегу, вдали от людских поселений, построил на нём скромную зимовейку, и стал там жить почти круглый год, наедине с природой и своими двумя кошками и собакой.

Леонид, водитель «Волги», на Байкале первый раз. Ему очень хочется сразу выйти на лёд и начать рыбалку. Объяснили, что пока выйдем на лёд, пока забуримся и закормим лунки, пока подготовим снасти – уже стемнеет. Предложение заняться ночной ловлей хариуса отвергли сразу и бесповоротно. Сейчас не тот лёд, чтобы рыбачить по ночам. Даже небольшой ветер в состоянии незаметно разорвать льдины и унести их в море, тем более, кое-где уже видны мелкие трещины.

А ночью поди разбери, что творится вокруг, берега-то не видно. Будешь потом петь песню медвежонка Умки «Мы плывём на льдине, как на бригантине!», и ждать мальчика на вертолёте. Несколько лет назад точно так же приехали вечером, на лёд не пошли, утром проснулись – а льда нет и в помине! Только береговая спайка шириной метров восемь осталась на прибрежных камнях, а дальше одни волны. Так что, пока ещё светло, давайте обустраивать быт, ужинать и готовится к ночёвке.

 В первый день обычно в употребление идут домашние запасы и особо разготавливать не приходится. Разогрели домашнее жарево-варево у Петра на костре да вскипятили чайник. Усадили хозяина за наш стол, хоть он и отнекивался. Как стемнело, весь берег окутался туманом. С аппетитом поужинали и выпили за встречу и рыбалку по «стописят», неизменно капнув из первой рюмки на Байкальский лёд. Начались разговоры, рассказы из области: «А помнишь, в прошлом году?», «А вот я как-то раз…».  И только Леонид молчал, рассеянно слушал, а сам в мыслях был уже на льду, над заветной лункой. Лёнька, не грусти, успеешь ещё порыбачить вдоволь, впереди столько дней великолепного отдыха и азартной ловли!

После ужина приготовили в машинах спальные места. Я по приглашению Петра пошёл спать к нему в зимовье. Туда же, под лежанки, убрали привезённого с собой бормыша, чтобы не замёрз на улице. Хоть на календаре и последние числа апреля, на берегу под утро температура доходит до минус пятнадцати. Выстыл батюшка Байкал за зиму, вот и отдаёт по ночам свой холод. В зимовье топится небольшая печка и бормыш прекрасно себя чувствует на земляном полу. Спокойной всем ночи, завтра на рыбалку!

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Утром за окном ещё темно, а на берегу уже слышны голоса и негромкая музыка из автомобильных динамиков. Это приехал ещё один наш экипаж. У них по дороге не было никаких приключений. Дорога на перевале за полсуток очистилась от снега, туман разошёлся, и ребята добрались до места спокойно и вовремя. Все уже на ногах. Как приятно с утра умыться Байкальской водичкой, вы бы только знали! Она холодная и чистая, как слеза, а некоторые говорят, что даже лечебная. Очень может быть. Обменялись впечатлениями, позавтракали, снасти в руки и вперёд, на лед, на рыбалку.

Пётр предупредил новичков, первый раз выходящих на лёд, чтобы не наступали на тёмные проталины. Лёд изнутри уже проеден талой водой и превратился в длинные вертикальные иголки, можно провалиться. Если день солнечный, надо непременно намазать лицо и лоб кремом против загара, иначе обгоришь на раз-два. И на льду на коленях не стоять и не лежать без подстилки. Это с утра, когда морозно, лёд твёрдый, а к обеду в каждом маленьком углублении образуется немного воды, не заметишь, как промокнешь насквозь.

Вода на Байкале настолько чистая, что при плохом клёве многие практикуют ловлю «вприглядку» даже с глубины в пять – шесть метров. Ложишься на лёд, смотришь в лунку, и подводное царство предстаёт перед тобой во всём своём великолепии, дно видно отлично.

Ну, вот мы и вышли на Байкал. Народу – плюнуть некуда, ни в кого не попадёшь, потому что нет никого. Правее от нас вдалеке стоит одинокая рыбацкая палатка. Это вам не Подмосковные пруды днём в субботу. Вместе с Леонидом не спеша делаем пару дорожек - сверлим лунки, начиная с глубины в три метра и доходя до десятиметровой глубины. На каждого по семь лунок. Верхняя часть льда ещё достаточно твёрдая, а дальше он уже не плотный, сверлится легко, толщина его в этом году немного меньше полутора метров. Слева и справа то же самое делают наши товарищи.

Расстояние между лунками метров двадцать. Получается, мы рассверлили и будем закармливать поле примерно 120 на 120 метров. Расширять его больше не будем, вновь прибывшие будут рыбачить уже на готовых лунках. При подходе хариуса лишний шум абсолютно ни к чему. На этой рыбалке ты не бегаешь по всему берегу в поисках рыбы, а заманиваешь её на прикормленное поле. И если в одной лунке пошёл клёв – сиди на ней и лови, не забывай постоянно сверху подкармливать, тогда хариус с неё не уйдёт.

Запустили в каждую лунку по паре пол-литровых кормушек бормыша на дно, ещё по одной кормушке в полводы. Радостные рачки в воде начали неистово носиться, расплываться кто куда. Вот это нам и надо, пусть хариус видит, что здесь очень много вкусного. Сразу опускать снасти в лунку нет смысла, с полчаса надо подождать, пока после сверления и мелькания кормушек всё успокоится.

Я поделился с Леонидом своими удочками. Сначала будем ловить на так называемый «настрой», чтобы быстро узнать, мушку какого цвета сегодня предпочитает хариус. Настрой – это готовая удочка с несколькими привязанными мушками и крупным грузилом для быстрого опускания лески на дно. Мушки разного цвета – зелёная, красная, голубоватая с розовым, чёрная с золотинкой. Таких удочек у меня несколько штук, и на всех цвет мушки ни разу не повторяется.

Кто его знает, муха какого цвета сегодня у рыбы в почёте. Если хариус несколько раз подряд схватит красную мушку, то настрой убирают, и берут готовую удочку с одной красной мушкой. Одиночная снасть не цепляется при вываживании за край льда, как настрой, а подошедший хариус уже не отвлекается на другие шевелящиеся, но «невкусные» ему сегодня мушки. Мушка на одиночной удочке привязана методом «петля в петлю», и её можно быстро сменить на любую другую, если вдруг этот цвет перестал нравиться рыбе.

Наша компания начала расходиться по лункам и делать первые забросы. Пора и нам с Лёней начать «мочить мушки», тем более у него в глазах дикое нетерпение, но ещё больше у него вопросов: а как клюёт, а как подсекать, как тянуть, а если зацеп, а в лунку как завести, а хариус скользкий? Прямо как Маша и Медведь в серии, где они ловили рыбу! Вкратце ответил на все его вопросы, теперь дело за малым – выбирай, с какой лунки начнёшь, а там всё сам увидишь.

Леонид решил начать ловлю с береговых лунок, здесь проще управляться со снастью, а я начал с самой глубокой, десятиметровой. Эту глубину уже вприглядку просмотреть очень и очень трудно, нужно долго лежать на льду, закрыв руками лунку от света, чтобы привыкли глаза, тогда на дне можно будет различить какое-нибудь шевеление. И то в случае, если под лункой лежит большой светлый камень, иначе ничего не увидишь, одна темнота. Вот где пригодился бы эхолот, да как говорится, дорога ложка к обеду.

Разматываю удочку, опускаю настрой в лунку, надо грузилом найти дно, с этой глубины и буду делать проводку. Грузило ещё не успело коснуться дна, как кивок вздрогнул и несколько раз дёрнулся вниз. Подсечка! Начинаю выбирать леску, рыба идёт легко, сопротивление слабое. Я на девяносто процентов знаю, кто там сейчас сидит на крючке. Это Байкальский бычок, «ширик».

 Разновидностей Байкальского бычка много, но тот, кто ловит хариуса, в основном встречается с таким представителем этого вида, как бычок-подкаменка (широколобка). В простонародье «ширик». Исключительно донный обитатель, живёт на камнях и в каменистых россыпях, там, где любит обитать и хариус. Имеет цвет и раскраску окружающего дна, пока не пошевелится – ни за что не заметишь. Количество бойцов, носящих звание «ширик», в войске Байкальского Нептуна несметно. В старину такое число называли «тьма тьмущая».

Средний размер этого мотателя рыбацких нервов чуть больше указательного пальца. Предпочитает действовать из засады, или короткими вылазками, клюёт классическим «дробастером». Жадный до безумия, если зазевался с подсечкой – заглатывает муху до самой «жабры». Плавать толком не умеет, можно сказать, что ширик в воде порхает, как бабочка на воздухе. С каждым взмахом своих широких грудных плавников-крыльев  он «подпрыгивает» всё выше и выше за приглянувшейся ему букашкой. Это хорошо видно, когда ловишь вприглядку. И стараешься всё выше и выше поднять насадку от этого упрямого бычка.

Когда ширику надоедает бестолковая погоня за неуловимой мушкой, он широко расставляет свои «крылья» и по дуге планирует вниз, на любимый камень. Хлоп, и его снова не видно, пока не пошевелится. Но упаси Бог, если у тебя на леске стоит новое, блестящее грузило. Для ширика это как для сороки зеркало. Он атакует такое грузило так же яростно, как пассажир поезда дальнего следования атакует вокзальный буфет на короткой остановке. Новичок пока не заглянет в лунку, не может понять, почему на каждом забросе клюёт, а не ловится.

И только когда на подводном горизонте появляется любая другая рыба, рангом повыше, ширик замирает на своём любимом камне. И никакая сила уже не может сдвинуть его с места, хоть грузилом в лоб стучи. Боится. В рыбьем мире он рядовой, а начальству лучше на глаза не попадаться.

Я отмерил на леске нужную глубину, сделал около пятнадцати проводок и вытащил ещё трёх шириков. С этой лункой всё понятно, она пустая, надо переходить на следующую, в сторону берега. Пока шёл на новую лунку и вымерял там глубину, успел заметить, что Леонид усиленно работает руками, практически не переставая. Ну что же, это вселяет оптимизм, может, хариус держится на небольшой глубине? Было бы здорово, меньше лески мотать на каждом забросе, меньше запутываний, быстрее пойдёт процесс. И вприглядку можно половить, если клёв слабоват.

Следующая лунка тоже не принесла результата, я достал на поверхность «дежурную» пару шириков. А Леонид всё машет и машет руками, дорвался до бесплатного. Очень интересно, пойду посмотрю, кому он так яростно семафорит. Подошёл и вижу – мой товарищ самозабвенно одного за другим берёт в плен тех же самых шириков, уже целую кучу наколбасил. А рядом с этим безобразием лежат несколько очень даже хороших… сорожек. Вот тебе, бабушка, и «юркни в тень»! Да откуда же здесь взялась сорога? Почти двадцать лет ловлю на этом самом месте, а местную разновидность плотвы вижу тут первый раз! Да, всё меняется в этом мире, стоило ли за плотвой ехать в такую даль…

Подошёл Пётр. Оказывается, действительно, в этом году, откуда ни возьмись, вдоль берега объявились большие стаи сороги. Ловится она здесь с марта месяца и, похоже, уходить никуда не собирается. Сорога крупная, хорошая, при плохом клёве хариуса была бы неплохим приловом. Но не она в этот раз должна стать нашей целью. Петя рассказал, что сорога держится исключительно вдоль берега, на мелководье, при подходе хариуса её клёв стихает, но не перестаёт. И указал нам на средние лунки, просверленные на пяти - семиметровой глубине. Вот там сороги уже нет, и на этой глубине нынче частенько появляется хариус.

Вот хитрец, сразу об этом не сказал, подождал, пока мы ему весь лёд бурами истыкаем. Теперь ему останется море готовых лунок на всех глубинах. Да всё правильно, приехал на рыбалку в гости – помоги хозяину, он один никогда столько лунок не насверлил бы, а от нас не убудет, крепче будем спать. И нам разминка, и Петру польза, всё по-честному.

Пётр попросил пойманных шириков не бросать, собирать в кучу, а вечером уносить на берег. Его кошки очень уважают этих мяконьких рыбок, и собаке для еды он из них варит кашу-уху. Сказано – сделано, обеспечим твоих хвостатых пропитанием, но уж если подойдёт хариус, то не обессудь, ширик в улове исчезнет. Тогда будут твои шерстяные друзья закусывать мелкой сорожкой.

Петя взял шефство над Леонидом, отвёл его на одну из средних лунок, которая, кстати, была просверлена уже задолго до нас. Видимо, это его рабочая лунка. Мне тоже стало интересно, как эта неприметная, ничем не обозначенная лунка будет работать, и на какой она глубине. Лёня запустил настрой под лёд, определил глубину – шесть с половиной метров. Пётр объяснил ему, как надо делать проводку – груз на дно, остановка секунды на три – четыре, а потом небольшие, сантиметровые рывочки вверх с полусекундной паузой между ними.

Для наглядности он бросил в лунку с десяток бормашей, и заставил Леонида смотреть, как эти рачки движутся в воде. А потом поднял настрой в лунку и в точности повторил эти движения игрой мушек. И сразу объяснил, что делать при поклёвке – подсекать коротко, слабины не давать, поднимать не спешно. Перед лункой хариус начнёт рваться в стороны, уходить под лёд. Главное сдержать пару этих рывков, сработать руками как фрикционом, и завести рыбину в лунку, тут она никуда не денется.

Лёня эту науку «вкурил» с первого раза. Груз на дно, задержка, рывочки вверх. Груз на дно, задержка, рывочки. И так ещё, ещё... И вот на очередной проводке кивок неестественно вздрогнул и резко согнулся вниз, даже было явно видно, как неведомая рыбья сила придавила Лёнину удочку вместе с рукой к лунке. На шириках Леонид уже натренировался, подсечку сделал хорошую, и пошла борьба.

Он потихоньку уверенно поднимал рыбу вверх, к лунке, и только скрип мокрой лески в руках говорил о том, что внизу, подо льдом, рыба не сдается, и всё стремится уйти в глубину. Перед лункой хариус начал отчаянно рваться в стороны, но не тут то было, предупреждён – значит вооружён! Леонид сдержал эти рывки, завёл рыбу в лунку, и вот он, его первый хариус, запрыгал по поверхности льда!

Куча эмоций, поздравления, горящие глаза! Вот оно, рыбацкое счастье, адреналин в крови и улыбка во всё не узкое лицо! Хариус хороший, граммов на 450. Клюнул на мушку зеленовато-болотного цвета с красной подпушкой. Мы с Петром пообсуждали первую добычу, рассмотрели хариуса. Это был чёрный красавец, прибрежный. Сейчас уже дело к полудню, может быть, у хариуса откроется небольшой клёв. Тем временем у Лёни опять поклёвка и ещё один хариус оказался на льду. И опять на ту же мушку.

Если ещё один раз сработает эта же муха, можно смело убирать настрой и доставать одиночную удочку. Надо пройти по другим парням, рассказать, чтобы переходили на средние лунки, и на какую мушку взял хариус. Петя тем временем засобирался на берег. Он сегодня хотел уехать по делам в Усть-Баргузин, обещался вернуться через два-три дня. Спать нам посоветовал в зимовье, кто захочет. Это удобней, чем в машинах, да и печка будет топиться. Уходя, пообещал оставить нам к вечеру на берегу сюрприз, сказал, посмотришь в зимовье, в тазике.

Время подошло к обеду, и все собрались в центре нашего «ловчего поля», возле лунки, на которой ловил Паша Аллавердов. Перекусили, тяпнули чуть-чуть за лёд и за первых харюзов, обменялись впечатлениями. Рассказали друг другу, кто на каких лунках ловил, что поймал, на какую мушку клевало, и где лучше встать.

И тут кто-то заметил, что возле Лёниной лунки вездесущие чайки и вороны закрутили пикирующую карусель, и начали орать нечеловеческим голосом. Оказывается, Леонид по незнанию оставил рыбу возле лунки в прозрачном пакете, а ширики и вовсе лежат на льду просто так...

Это был забег спринтера-чемпиона, это надо было видеть! Лёня так ломанулся к своей лунке, что у меня в голове мелькнула мысль – только бы не запнулся и не поскользнулся, убьётся насмерть! В Одесском анекдоте про такое сказали бы – «как он бежал, как бежал...». Хорошо, что лёд уже пористый, не скользкий, иначе быть беде. Чайки и вороны тоже не ожидали от Леонида такой прыти, и с ужасом разлетелись в разные стороны, осыпая его нецензурными проклятьями на своём птичьем языке.

Лёня успел. Харюза и сорожка в пакете остались целые, захватчики успели проглотить только половину шириков, но это не потеря. Этого добра у каждого наловлено достаточно, кошки и собака голодными не останутся.

А вообще ворона, если ей посчастливилось провести рыбака и упереть добрую рыбину, хватает её в клюв и улетает подальше. А вот чайка сидит на месте до последнего, и старается быстро заглотать как можно больше рыбы. Порой у убегающей обожравшейся чайки из клюва торчит целый хариус, и она уже не может взлететь, только машет крыльями и носится по льду, как аквалангист в ластах. И орёт на всю округу, наверное, что-то типа «спасите-помогите, грабят-убивают», потому что другие её сородичи мгновенно разлетаются, и возвращаются только через несколько часов. Но бегать за ней всё равно бесполезно, птица быстрее.

Обед закончился весело. Ещё бы, не каждый день увидишь такие «весёлые старты». Настроение у всех отличное, юмора и веселья выше крыши. Все разошлись по лункам, и рыбалка пошла своим чередом. Клёв был не ахти, я поймал семь или восемь харюзов, а потом во всех лунках снова стал  хозяйничать ширик.

Дело шло к вечеру. Я хорошенько подбормошил кормушкой пару заработавших лунок. Отметил их еловыми веточками, чтобы завтра знать, откуда начинать, и подался в сторону берега. По пути попробовал ловить на самой ближней к берегу лунке – сорога как будто только меня и ждала, раз в три-четыре минуты уверенная поклёвка. Ну что ж, если завтра не будет клевать хариус, буду ловить сорогу, это лучше, чем ширики.

На берегу я выпотрошил хариуса. Если ему не выкинуть кишки, он даже в холодильнике через сутки пропадёт, нежное у него мясо. А сороге хоть бы что, она и так прекрасно пролежит до отъезда. Сложил всю рыбу в пакет и закопал на берегу, поглубже в снежный торос, воткнув в это место хорошую ветку. На память, а то потом иди, перекапывай весь берег, за день солнце так сравняет снежную поверхность – ни за что сразу не найдёшь, где вчера сделал «холодильник».

Ну, вот и вся наша команда стала собираться на берегу. Обработали рыбу, закопали в снег, и принялись налаживать ужин. Я проверил в зимовье Петин «подарок» - оказалось, он пока собирался уезжать, накоптил нам на костре полтазика небольших харюзков из своих запасов. Вот это действительно подарок, вот спасибо!

Коптилка у него самая примитивная – два старых эмалированных тазика. На дно первого сыпет немного мелких ольховых веточек, выше кладёт сетку с уложенной посоленной рыбой. Сверху накрывает это дело другим тазиком, перевёрнутым вверх дном, и такую конструкцию ставит на большую решётку над костром. Двадцать минут – и готов свежий хариус горячего копчения, пальчики оближешь!

Мы так до сих пор и не доели все наши домашние запасы. Каждый взял с собой еды достаточно, чтобы пару дней не заниматься готовкой. Быстро разогрели на паяльной лампе остатки домашних заготовок, да плюс копчёный хариус, да под стописят на свежем воздухе в конце трудового дня – что ещё человеку надо на берегу Байкала, когда вечером тепло, в теле приятная усталость, а в душе покой и умиротворение.

Забываются все повседневные хлопоты, нервное напряжение и бытовые мелочи, которые остались там, в позавчера. Смотришь на Байкальский закат, и так тебе хорошо, что даже слов не надо, лучше просто помолчать. День закончен, пошли спать.

Продолжение следует...

 

Статья публиковалась в журнале "Salapin.ru Magazine" N19

 
Зарегистрируйтесь или войдите под своим именем, чтобы прокомментировать
 -> Статья 
07.12.2013 20:48:36
Арчилыч А некоторые живут, как Петр. И счастливы.
 -> Статья 
05.12.2013 16:44:15
Степаныч Серёжины статьи читаются в один присестпалец вверх

 
К началу
к началу