РЫБАЛКА - ОБРАЗ ЖИЗНИ
Лунный календарь
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Две битвы

Kokos

День на день не приходится, говорите?

История, о которой я хочу вам поведать, произошла со мной чуть более 30 лет назад. Был я тогда молод и горяч, как только что сваренный украинский борщ. Только без сметаны. На днях окончил очередной курс военного училища и находился в отпуске на берегах Днепра. Никаких уставов, караулов, нарядов и марш-бросков. Только рыбалка. От рассвета до рассвета!

Места, о которых пойдет речь, можно без преувеличения назвать райскими. Живописные берега Днепра, как будто сошедшие с полотен известных живописцев, и сегодня вызывают восхищение не только мое, но и многих моих друзей и знакомых. Изумительная природа, неповторимый колорит украинского села, великолепные рыболовные и охотничьи угодья – все это никого не оставит равнодушным. Теплое и радушное отношение местных жителей близлежащих сел всегда манило в эти края любителей рыбалки и охоты.

Днепродзержинское водохранилище. Оно было создано решением партии и Правительства СССР в начале 60-х годов прошлого тысячелетия. Площадь поверхности зеркала 567 км². Его длина составляет 114 км, а ширина в отдельных местах до 8 км. Присутствуют глубины до 16 метров. Плотина водохранилища длиной 35 км является одной из самых больших в мире. На ней находится Днепродзержинская ГЭС. Перед началом строительства ГЭС и затопления окружающей местности многие жители были принудительно выселены и получили дома и квартиры в близлежащих населенных пунктах. На образовавшихся после затопления местности островах еще можно увидеть останки полуразрушенных домов и хозяйственных построек. Встречаются также и суровые следы самой страшной войны в истории человечества в виде брошенных артиллерийских орудий, снарядов и т.п. Ихтиофауна этих мест богатейшая. Лещ, тарань, карась, сом, судак, щука, окунь и многие другие обитатели Днепровского бассейна. Рыбачить можно любыми снастями, которые можно только придумать. Кружки, поставуши, «балабайки», спиннинги, поплавочные удочки, жерлицы – все эти снасти приносили достойные трофеи. Даже сегодня свои уловы я частенько сравниваю с трофеями с берегов этой прекрасной реки. Многочисленные заливы и заводи, лесные озера по берегам Днепра радовали нашу рыбацкую душу.

Коллектив у нас очень дружный. Все друг друга знают и понимают с полуслова. Это семьи сотрудников предприятия, на котором работают мои родители. Многие меня знают еще с пеленок. Многих знаю я. Между нами нет никакой напряженности в отношениях. Все «свои». Во время пути местные юмористы развлекают нашу команду рыбацкими и охотничьими байками, которые имели место в жизни. Да и кто же усомнится в правдивости этих рассказов? Все понимают, что если рыбак, разводя руки в стороны, показывает размеры пойманного в прошлый выезд сома или судака, то он скромничает, потому как трофей был на самом деле значительно больше. Просто размаха рук не хватает, чтобы показать его размеры.

Несколько часов в пути на заводском автобусе «ЛАЗ» пролетают незаметно. Вот мы и на базе. Гостеприимные егеря, два десятка «финских» домиков на несколько человек, теплица, ледник, русские печи под открытым небом, эллинг, причал с весельными и моторными лодками – все это именуется гордым словом «Охотрыбхозяйство».

Как я уже говорил, проверенный и сплоченный годами коллектив рыболовов и охотников собирался на базе каждые выходные и во время отпусков. Обычно туда приезжали семьями и за годы совместных рыбалок мы уже были как одна большая семья. Жизнь на базе бурлила круглый год. Обстановка в «Охотрыбхозяйстве» была самая что ни на есть демократичная.

Не успели мы приехать на базу, как женщины принялись обустраивать места для отдыха и накрывать на стол. Самые нетерпеливые, едва выгрузив свои вещи из автобуса, на ходу разматывая спиннинги и поплавочные удочки, быстрым шагом направлялись к воде, чтобы проверить, «как сегодня клюёт». Из потрепанных портсигаров извлекались новые блесны, изготовленные своими руками, которые затем были покрыты каким-то «серебристым» или «желтым» «налетом» в гальваническом цехе.

Среди приезжих был в нашей команде и мой Учитель по рыболовной науке Анатолий Павлович. Надо сказать, что он был родным дядей моего друга и одноклассника Сергея, с которым мы жили в одном доме, выросли в одном дворе и сидели в школе за одной партой несколько лет, до тех пор, пока нас не рассадили с девочками.
На тот момент с дядей Толей мы знакомы были уже около 10 лет. Наша дружба продолжается, и по сей день.

Анатолий Павлович. «Дядя Толя». На производстве он был начальником цеха. Весельчак с неистощимым тонким юмором и душа компании, он владел искусством рыбной ловли в совершенстве. Вот и на этот раз, пока дядя Толя готовил спиннинг, с помощью егеря я выбрал лодку, загрузил в нее подсачек, спасательные жилеты и круг. К отплытию готовы!

«Юрик! В прошлый свой приезд я вычислил щуку, которая гоняет здоровенных карасей. Сейчас пойдем в соседний залив. Будешь помогать. Чувствую, что сам не справлюсь». Чтобы дядя Толя да не справился с какой-то там щукой? Да такого быть не может! Сейчас мы ее возьмем! С упорством олимпийского чемпиона по гребле на байдарке и каноэ я налегаю на весла. Весело поскрипывает уключина, и с каждым взмахом весел мы приближаемся к заветному месту. По пути дядя Толя объясняет, что щука эта хитрая. Берет только в определенном месте и при определенном положении Солнца. Т.е. мы должны спешить и произвести забросы так, чтобы зубастой хищнице было комфортно взять блесну. Еще несколько десятков ударов весел и мы на месте. Анатолий Павлович ставит колеблющуюся блесну и производит пробный заброс. Первые метры выбранной лески, а щука себя никак не проявляет. Как будто ее там и нет. «Странно», думаю я. «Не мог же дядя Толя ошибиться». Словно услышав мои мысли, он говорит вслух: «Сейчас сменим блесну. Цвет ей, видите ли, не нравится!». «Откуда он это узнал?», - думаю я, и продолжаю удерживать лодку в нужном направлении. Ведь на воде не было никаких признаков движения. Даже на зеркальной поверхности воды заливчика не дрогнуло ничего. Вот блесна, сделанная дядей Толей своими руками, летит в сторону водных зарослей. Оборот «Невской», второй и … Сначала я подумал, что начала всплывать подводная лодка. На водной глади появился бурун, размером с «горбатый» «Запорожец». Вода не то что вскипела, а начала подниматься вверх! Удар был такой силы, что Анатолий Палыч еле удержался на ногах стоя в лодке. «Юрик! Держи лодку! Не греби!» Дядя Толя с двумя руками держит спиннинг, а лодку тянет невидимый противник. «Юрчик! Якорь за борт!». Мгновенно выполняю команду. Клыкастый якорь летит в воду, а я выравниваю лодку и страхую Анатолия Павловича. Улететь в воду никто не хочет, а тем более упустить возможный трофей.

Борьба продолжается уже несколько минут, а явного победителя пока не видно. Ничего. Дядя Толя умеет ждать. То спокойствие, которое нарисовано у него на лице передается в какой-то степени и мне. Но бдительности терять нельзя. Такие хищники просто так не сдаются. Звучит следующая команда дяди Толи. «Плавно подойди к камышу и приготовь подсачек!» Коротко отвечаю: «Есть!» и подгребаю в указанное место. Здоровенный подсак лежит рядом со мной, и взять его в руки пару секунд. Напряжение нарастает. Щука и не думает сдаваться. Попытавшись скрыться в подводных зарослях, она выходит на оперативный простор. Напряглись все. Даже фал, которым привязан якорь к лодке, дрожит от нервного напряжения. Вот это да! Таких «торпед» я еще в жизни не видел! Запрячь бы таких штук несколько, и покататься на водных лыжах по Днепровским просторам. Интересная мысль. Только их еще поймать надо, этих «штук несколько».

Здесь я хочу сделать небольшое отступление и сказать, что свою первую щуку в жизни я поймал благодаря науке дяди Толи. Тогда я был еще пацаном-школьником. После этого я и стал считать его своим Учителем, духовным наставником, гуру в рыболовной науке. А он и рад был, что у него появился еще один ученик. Было это несколько лет назад, но об этом в другой раз.

Прошло уже примерно полчаса, как Анатолий Павлович пытается подвести щуку к лодке. А она все еще никак не хочет выходить на поверхность. Аккуратно так спрашиваю: «Дядя Толя, а может, приблизимся к ней?» «Рано, Юрик! Рано! Она еще сильна. Видишь, как сопротивляется? Утомим ее, а потом посмотрим по обстановке». В эти минуты все ушло на дальний план. И ужин, и ночлег, и то, что мы собирались пойти завтра с дядей Толей за карасями. Караси в сметане, как и шашлык – это любимые блюда дядя Толи. При их приготовлении он доверяет только себе. Все остальные могут выполнять только вспомогательные операции – заготовка дров, нарезать хлеб. Но, чтобы довести блюдо до его логического состояния, здесь только опыт, руки и умение Анатолия Павловича.

А что же наш противник? Усталости с его стороны пока не наблюдается. Ждем! Своеобразное «перетягивание каната» продолжается.  Звенит натянутая как тетива лука леска. Проходит еще несколько напряженных минут, как вдруг, происходит что-то неуловимое для моего взгляда и дядя Толя произносит: «Есть! Она дрогнула! Мы должны ее победить! Главное – не спешить». В голове пролетает мысль: «Чтобы дядя Толя не взял эту щуку?! Этого не может быть!» Очередная команда старшего нашей маленькой команды: «Суши весла! Готовь подсак! Действуем по моей команде!» Коротким взмахом весла отправляются на борта лодки и замирают там. Подсачек уже у меня в руках. Только теперь я обратил внимание на его размеры. Диаметр около метра и глубина куля метра полтора. Откуда он такой взялся? Вроде бы пока нес его к лодке, он был меньше. «И как я буду с таким сачком ловить эту крокодилицу?» Ладно, по ходу дела разберемся.

Вот щука уже в нескольких метрах от борта. Она делает резкий рывок и пытается уйти мимо подсачека под лодку. Анатолий Палыч невероятными усилиями не позволяет ей это сделать, и она снова уходит в залив. Успеваю посмотреть на часы. Более 45 минут продолжается наше свидание с хищницей. Целый урок в школе. Когда же звонок на перерыв? Дядя Толя каким-то неуловимым движением заставляет ее выйти на поверхность и показать себя. Сказать, что это рыбина – это не сказать ничего. Бревно! Здоровенное, черное в зеленых разводах «бревно». И это «бревно» сопротивляется с упорством пня. Ничего, справимся. Не может же эта «пресноводная акула» быть сильнее и умнее нас.

Еще несколько рывков – и щука послушно идет к лодке. Сачок у меня в руках и я готов ее принять. Но тут снова происходит что-то невероятное. Она становится на хвост и делает бросок всем телом на дядю Толю. Такое впечатление, что она решила пойти в «лобовую атаку»! Такого мы еще не видели. Анатолий Павлович уклоняется от ее прямого попадания и щука, перелетев через лодку, оказывается с другой стороны. Это не входит в наши планы. Неудобный большой подсачек надо как можно быстрее перевести на противоположный борт лодки. Перевожу. Начинается новый раунд нашей борьбы с великаншей. Как оказалось, это были ее последние потуги. Еще несколько минут и вот она, рядом с лодкой. Но, что это? Она не помещается в подсачек! Этого не может быть! Что делать?

Здесь я снова должен отдать должное мастерству Анатолия Павловича. Подведя в очередной раз к борту нашу добычу, он делает несколько поворотов кончиком спиннинга вокруг головы щуки. Она повторяет траекторию и на какое-то мгновение теряет ориентацию и окончательно сдается. «Юрик! Забирай!» Ну, тут я уже «мастер»! Одним движением подвожу подсачек под хвост щуки и она оказывается в сетке. Ну, что? Взяли?

Да. Поначалу мы тоже так думали, но нашу добычу еще надо поднять в лодку. Как оказалось, это не так-то просто и сделать. Огромных размеров щука начинает борьбу за свою свободу и в подсачеке. От этого она кажется еще тяжелее. Но, мы уже понимаем, что ее песня спета. Надо бы ее усыпить, но под руками ничего такого нет. Ни топора, ни колотушки. Быстро снимаю свою футболку и закрываю ей глаза.

Возвращались мы на базу уставшие и счастливые. По словам дяди Толи, «таких щук здесь не ловил еще никто». Когда мы подошли к причалу, золотистое, утомленное за день Солнце садилось за горизонт. На берегу нас встречали обеспокоенные родственники и коллеги. А когда мы вытащили щуку из лодки на берег, то оказалось, что у нее в боку большая рана от ружейного выстрела. Видимо, кто-то из охотников ее пытался подстрелить. Здесь мы отдали дань упорству, с каким щука боролась за свою свободу и независимость, даже будучи раненой. Несли мы ее на кухню вдвоем. В одиночку поднять ее было невозможно. Такого размера и веса она была.

Пришлось выслушать слова нарочитой обеспокоенности, но вместе с тем и гордости за нас, от наших родных. «Где вы так долго шлялись?» Поимка такого огромного трофея сразу же после приезда была для всех присутствующих полной неожиданностью. Но только не для дяди Толи. Он эту щуку «просчитал». Вычислил и взял. Те незабываемые минуты борьбы с зубастым противником, остались в нашей памяти на всю жизнь.

Ласковое Солнце бросило свои последние лучики на вечернее небо, темнеющую воду и ушло за правый берег отдыхать до утра.

На небе зажглись первые звездочки. Как по команде появились несметные полчища комаров. Егеря запустили дизель-генератор и все приехавшие пошли на ужин, начало которого затянулось в связи с нашим отсутствием. Поужинав в составе нашего дружного коллектива, мы удалились на ночлег.

Всю ночь я плохо спал, потому, что перед глазами у меня маячила раскрытая пасть огромнейшей щуки. Я переживал всю схватку с этой хищницей еще и еще. Еще и еще…

На следующее утро, пока еще все спали, я решил самостоятельно повторить успех дяди Толи. Отдавая себе отчет, что подобного хищника возможно я и не встречу, но все же… Скажу честно – надежда была. А у кого не бывает такой надежды?

Взяв с собой поплавочную удочку и спиннинг, оседлав весельную лодку типа «Кефаль», быстренько выгребаю в знакомый заливчик. Место очень похожее на то, где мы вчера взяли трофейную щуку. По пути движения, сквозь обрывки ночного сизого тумана, замечаю в воде какие-то деревянные бруски. Причем эти бруски попадаются почему-то слишком равномерно. Кто их разбросал так? Решил приблизиться к одному из них и посмотреть – что же это такое? На кружки и «поставушки» не похоже. Подплыв поближе к одному из брусков, пытаюсь его подцепить веслом. Но, что это? От бруска в глубину уходит какой-то шнур, к которому привязана мелкоячеистая сетка. Прикинув в уме, сколько же брусков я видел, понимаю, что сетка перегораживает залив от берега до берега. Кто же на такое решился? Егеря рыбу сетями не ловят. Рыбы здесь столько, что хватит на всех с головой! О наших коллегах-рыболовах не может быть и речи. Если бы кто-то хоть раз попытался ловить здесь рыбу сетями, это была бы его последняя рыбалка. Путь в «Охотрыбхозяйство» был бы ему закрыт навсегда. Да и мыслей, чтобы поставить сети, ни у кого не возникает. Вообще, сети в «Охотрыбхозяйстве» табу. И все об этом знают. Значит? Чужих на базе нет. Браконьеры? Если это их рук дело, то видимо, «залетные». Оставить все, так как есть? Нет! Ни в коем случае! Браконьер мне не друг, а самый, что ни на есть враг!

Тогда я еще не знал, что ждет меня впереди. Я же говорю. Молодой был, «горячий»! Начинаю выбирать сети, складывая их в лодку. По небольшому количеству рыбы в сетях прикидываю, что поставили их недавно. Рыбы почти нет, а которая уже попалась, выпускаю обратно в воду. Когда работа уже была почти закончена, и я приблизился к другому берегу залива, кто-то меня окликнул. Повертев головой по сторонам, я никого не заметил. «Может, показалось?», - подумал я и продолжил свое дело. Выбрав еще несколько метров сетей, слышу снова чей-то голос: «Брось, а то стрелять буду!» Опаньки! Что за «чучело»?! Метрах в двадцати от меня, в резиновой лодке стоит какой-то незнакомый мужик и целится в меня из двухстволки. «Опусти ружье!», - как можно спокойнее говорю я ему. «Ты, что?» Не сводя с меня стволы, этот гад снова мне говорит: «Ты, что не понял?! Сети оставь и уходи, иначе буду стрелять!»

Тут я понимаю, что дело начинает принимать серьезный оборот и ждать помощи мне неоткуда. Никто не знает на базе, куда именно я пошел. Вышел на воду и все. Мы сюда все рыбачить приехали. До этого все было настолько тихо и спокойно, что никто и представить себе не мог, что в округе могут быть вооруженные браконьеры. Понимая, что силы не равны, пытаюсь как-то «разрулить» ситуацию. Потихоньку толкаю лодку веслами по водной глади в его направлении. «Стой! Не приближайся! Выстрелю!». Голос браконьера звучит с металлическими нотками в голосе, не оставляющем никаких сомнений в реализации своих угроз. «Ах, ты гад!», - думаю я. «Угрожать?! Не прощу!» «Один он или нет?» В голове роятся мысли: «Как выйти из этой ситуации правильно?!» Все так же спокойно произношу: «Это твои сети?» Но вместо ответа звучит выстрел и вылетевшая из стволов дробь отрывает кусочки фанерного борта от моей лодки. Ничего себе, «заявка»! «Убери ствол!» Второй выстрел заставляет меня остановить движение лодки. Да, поворачиваться к этому гаду спиной нельзя ни в коем случае. Можно получить заряд дроби в спину. Видя, что стрелок в лодке стоит, начинаю потихоньку шевелить веслами, чтобы создать хоть какую-то волну. По ходу разыгравшейся пьесы быстро соображаю и пытаюсь сыграть свою партию. Ружье у него имеет всего два ствола и ему надо время на перезаряжание. Резко толкаю свою лодку кормой вперед в его сторону. По водной глади пошла волна. Браконьер с ружьем зашатался в своей «резинке» и полез за патронами в карман куртки. Адреналин, который уже давным-давно тек по моим жилам, взыграл еще больше. «Промедление смерти подобно!», - вспомнил я классика марксизма-ленинизма и недавние лекции по марксистко-ленинской философии. Еще мощнейший рывок веслами и кормой своей лодки я тараню лодку браконьера. Он падает на дно своей резиновой лодчонки, в падении перезаряжая ружье. Момент истины настал! Только сейчас можно еще что-то сделать. Потом может быть уже поздно. Начинающий сереть за спиной браконьера небосвод и ползущие вдоль поверхности воды куски утреннего тумана только придают напряжение создавшейся ситуации. Как только встанет солнце, оно будет меня слепить. Надо действовать решительно.

Плаваю я хорошо. До поступления в военное училище несколько лет занимался греблей на байдарке. И небезуспешно. Сейчас я в великолепной физической форме, но ружье в руках браконьера сводит к нулю все мои возможности. Вот стволы снова хищно поднимаются над бортом резиновой лодки и ищут цель. Цель – это я. Еще один сильнейший гребок веслами и я вновь сбиваю его с ног. Потеряв равновесие, мой противник падает и роняет ружье на дно своей лодки. Сделав неимоверный прыжок к нему, пытаюсь схватить его ружье. В голое молнией проносится мысль, что ни в коем случае я не должен оказаться на линии выстрела. Кто его знает, какое у него ружье? Может оно само стреляет? К сожалению, законы физики никто не отменял, а летать я еще не научился. Оттолкнувшись от своей лодки, тем самым я привел ее в движение, но в обратную от себя сторону. Прыгнув, я не достиг окончательно той цели, на которую рассчитывал. Зато мне удалось схватиться за фал, который шел вдоль борта его лодки. Ногами я почувствовал дно. Есть опора! Резкий рывок резиновой лодки на себя и вверх. Браконьер барахтается в воде. Уже результат. Но в руках у него по-прежнему ружье. Как на занятиях по рукопашному бою, наношу ему сильный удар кулаком в солнечное сплетение, ногой в грудь и, оттолкнувшись от него с разворотом, ныряю в сторону своей лодки, которая плавно покачивается на волнах немного поодаль. Уже по ходу движения снимаю бесполезные в воде очки и зажимаю их зубами за проушины.

Эх, еще одна проблема. Очки… Все, теперь главное, уйти на безопасное расстояние. Ныряю я тоже хорошо. На тренировках в бассейне, на спор со своими друзьями по команде я проплывал под водой до 100 метров. Но то бассейн, «тепличные» условия, а здесь Днепр со своими заросшими заливами и кучей других опасностей. Хотя бы те же сети. Кто его знает, сколько он успел их поставить? Все-таки, перестраховавшись, плыву под водой как можно дальше и ищу силуэт своей лодки. Вот и он. Есть защита. Но я не знаю, где сейчас мой враг и что он делает? Тихо всплываю, стараясь не подавать признаков своего присутствия. Очки по-прежнему в зубах. Надо отдышаться. Часть сетки, свисающая с кормы моей лодки, служит мне дополнительным укрытием.

Спрятавшись за бортом лодки, надеваю очки, по стеклам которых текут тоненькие струйки воды, и осторожно выглядываю в сторону противника. Мутное изображение. Надо «навести резкость». Есть! Наблюдаю его. Вижу, как он весь мокрый снова пытается встать в своей лодке. Ружье у него в руках. Ну, что ж. Этот раунд если я не выиграл, то и не проиграл. Легко и бесшумно стараюсь толкать свою лодку в сторону выхода из залива. Зная примерно, на сколько метров летит дробь, пытаюсь выйти из зоны поражения. Теперь-то уж точно, браконьер не остановится ни перед чем. Главное, уйти от него скорее и как можно дальше. Обрывки тумана все выше и выше поднимаются над водой. В какое-то мгновение я понял, что мой враг потерял меня из виду. Это давало мне определенные преимущества. Невидимость – вот мое оружие на этот момент. Прикинув на глаз расстояние между нами, пытаюсь забраться в свою лодку.

Сети, которые я добросовестно выбирал из воды лежат на корме. Эх, теперь некстати они там находятся. Слегка запутавшись в браконьерских сетях, теряю драгоценное время. Враг этим воспользовался. Звучит еще один выстрел и пятно дроби накрывает мою лодку. Вот это да! Спасло меня от поражения то, что в момент пролета свинцовых дробин надо мной я лежал на дне лодки. Борт послужил мне укрытием. Снова чвыркнули фонтанчики раздробленной фанеры. Что же дальше? Вставать в лодке нельзя. Сейчас я под прицелом как игрушечный зайчик в тире. Мысль работает со скоростью электронов бегущих по проводам. Как быть? Ведь вооруженный браконьер может приблизиться ко мне, а я не контролирую его действий. Аккуратно  пытаюсь выглянуть из-за борта. Так и есть. Положив ружье себе на колени, он начинает выгребать на своей лодке из зарослей камыша в мою сторону. Улучив момент, сажусь на место и хватаю весла.

От неожиданности мой противник на какую-то секунду оторопел. Пока он хватал для выстрела ружье и целился, мне удалось сделать несколько сильных гребков в сторону базы. Расстояние между нами немного увеличилось. Это уже хорошо. Расстояние сейчас мой главный помощник. Упускать его из виду никак нельзя. Выстрел! Вода вскипает вокруг меня, и я снова слышу свист пролетающей мимо дроби. Сволочь! А что я? Раз я слышал свист пролетающей мимо дроби, значит, она для меня уже не опасна. А тело? Вроде бы ничего не болит. Глаза видят. Очки целые. Живем! Кажется, меня не зацепило. Удивительно, но все дробинки ушли мимо. Повезло? Кто ты, мой ангел-хранитель? У меня есть еще пара секунд в запасе, и я делаю несколько мощнейших гребков веслами. Все! Теперь, кажется, я недостижим! Однако, расслабляться нельзя. Ведь я так и не знаю, сколько этих браконьеров, как они вооружены? Да, войны в мирное время я ожидал меньше всего. Да и где? На рыбалке!

Не прекращая усиленно работать веслами от нервного потрясения, уже думаю о ситуации на базе. Слышали ли там выстрелы? Как отреагировали? В общем-то, охотничий сезон открыт и выстрелы в округе не редкое явление. Но все наши охотники еще вчера вечером ушли на несколько километров вниз по течению, в охотничью зону. Кто же все-таки это был? Что за негодяй решился стрелять по безоружному человеку, который не представлял для него угрозы? Или все-таки представлял?

Используя заросли камыша на берегах залива как маскировку, я быстро приближаюсь к базе.

Вот и причал. На базе «сонное царство». Почти все спят. Ведь еще раннее утро. Только дежурные по столовой женщины начинают готовить для всех завтрак на русских печках, да наши рыбаки потихоньку собираются возле домика егеря. Тихо переговариваясь между собой, курят, шутят и рассматривают документацию на «Доске объявлений». Судя по их виду выстрелов, они или не слышали или не придали им значение.

Вкусно пахнет дровами и свежим коровьим молоком, которое мы берем у сельчан. Поднимающийся легкий дымок из труб указывает направление утреннего августовского ветерка. Обрывки тумана еще качаются над поверхностью воды, но утро уже наступило. Еще мгновение и Солнце кинет свои первые лучики на водную гладь Днепра. Птички начинают свою ежедневную суету, оглашая округу веселыми трелями. В небе виднеется инверсионный след от реактивного самолета, но звука не слышно.

Причалив лодку, иду к своему домику. На пороге меня встречают мои родные. В руках у отца новая стеклопластиковая удочка. «Сынок! С Днем рождения!»
Мгновенно спазм сжал горло… Я пытаюсь произнести какие-то ответные слова, но у меня ничего не получается… Как я мог забыть, что у меня сегодня День рождения?! Вчера еще помнил, а вот сегодня забыл. Теперь вспомнил. Действительно. Сегодня у меня настоящий День рождения!

Что я пережил в эти секунды? Я просто не могу описать это состояние. Ни тогда, ни сейчас… «А если бы все закончилось не так?». Молнией мелькнула мысль: «А может быть и вчерашнюю щуку подстрелили браконьеры?»

Чтобы не волновать своих родных я не сказал им тогда ни слова. Сдав егерям браконьерские сети, предупредил ребят, что видел человека с ружьем, который их охранял. О самой стычке с вооруженным браконьером я не рассказывал до сих пор никому. Вот уже 30 лет я вспоминаю эту историю, произошедшую со мной в День рождения. Ненависть к браконьерам и их сетям не ослабевает ни на йоту. Это уже навсегда. Память о произошедшем событии до сих пор свежа, как и в то августовское утро.

Потом были «150 «наркомовских»»… Потом была уха.  Потом была рыбалка!

Если позволят обстоятельства, о том, что со мной еще приключилось в этот день, я расскажу вам в следующий раз. Договорились?

В статье использованы фото Романа Заболотного.

Статья публиковалась в журнале "Salapin.ru Magazine" N15

 
Зарегистрируйтесь или войдите под своим именем, чтобы прокомментировать

 
К началу
к началу