РЫБАЛКА - ОБРАЗ ЖИЗНИ
Лунный календарь
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Воздушная рыбалка

Egor

Вперемежку с водной охотой

Июль в Подмосковье, как правило, всегда бывает жарким и душным. Это самый желанный месяц для загородного палаточного отдыха с детьми, когда с минимальными затратами можно вволю накупаться и шоколадно загореть, одновременно рыбача, и еще собирая грибы и ягоды в прибрежном лесу. Подводный хищник в такое время года становится вялым и капризным, зато наступает настоящее раздолье и просто обжираловка для леща и прочей белой рыбы. Именно в это время года начинается массовый вылет крупного мотыля, который тучами наполняет воздух мощным гулом миллиарда крыльев, особенно по утрам. На поверхности воды остается море шкурок от вылупившихся из личинок комаров. Сыграв свадьбу, отяжелевшие беременные самки падают в воду, их брюшко лопается и из него в воду попадают микроскопические яйца будущих личинок крупного мотыля. 

Именно эта плавающая на поверхности еда и становится основной пищей подлещика и леща в течение целого месяца. Он полностью перестает ловиться на донки и удочки, особенно в тихие и жаркие дни. В это время лещ собирается в огромные стаи, которые плавают у самой поверхности воды, счавкивая с водяной пленки все, что плавает сверху. Как правило, стая движется спиной к солнцу, что позволяет лещу не слепнуть в его лучах и вовремя заметить опасность. Под стаей лещей почти всегда следует судак и иногда щука. Они, как заправские санитары, подъедают ослабевших особей подлещика, не особо разбираясь в его размерах. Главное, чтобы добыча хоть как-то влезла в пасть. 

Под стаями лещей мне часто удавалось ловить очень крупных судаков и щук, причем наиболее добычливыми были самые крупные колеблющиеся блесны. Удары, как правило, происходили при погружении блесны после очередной быстрой подмотки. Колебалка напоминала больную рыбу, опускающуюся на дно плавно покачиваясь. Вот в кильватере такой большой стаи, зайдя со стороны солнца я и охотился на судака в позднее утро. 

Стая была такой большой, что ее конца впереди, по курсу, я даже не видел. Над головой раздался знакомый крик пернатого хищника, напоминающий ржание маленького жеребенка. Я взглянул вверх и увидел заходящего от солнца старого знакомого, который целенаправленно снижался на лещовую стаю. Он пролетел почти над моей головой, совершенно не обращая внимания ни на меня, ни на мои взмахи спиннингом. В двадцати метрах от моей лодки коршун на какое-то время сложил крылья, резко спикировал и буквально воткнул растопыренные когти в воду. Его сложенные крылья мощно взмахнули и он наполовину приподнял над поверхностью большого леща. Добыча оказалась слишком тяжелой и к тому же сильно сопротивлялась, трепеща полувытянутым из воды хвостом. Хватка пришлась почти у хвостового плавника. Лещ не мог нырнуть, так как его хвост держали над поверхностью две когтистые лапы, а хищник не мог взлететь, так как не хватало сил поднять тяжелую добычу. Он явно пожадничал.

Чем кончится эта дуэль, кто окажется сильнее, или умнее? 

Я отложил спиннинг, сел на слань и стал наблюдать за этим необычным поединком. В способностях коршуна я уже имел возможность убедиться при его охоте на ворону. Что он предпримет в этой ситуации? Распуганная стая лещей нырнула в глубину, а на поверхности разыгрывалась смертельная драма. Противники были достойны друг друга. Оба сильны и не собирались сдаваться без боя. Хищник уже почти минуту пытался поднять добычу над поверхностью, но она трепетала и тем самым мешала ему закончить охоту. Тогда он изменил тактику и стал работать крыльями так, что начал пятиться в воздухе назад, как бы отступая и волоча леща по поверхности. Теперь голова леща была не погруженной полностью в воду, а волочилась по поверхности. Вот он, неожиданный прием опытного охотника! Когда крылья хищника складывались вверху в очередном замахе, его голова резко нагибалась вниз и он точно бил леща в голову своим клювом. Дальше следовал рабочий взмах крыльев, хищник снова отступал назад, волоча леща по поверхности и снова следовал удар клювом. Сопротивление оглушаемого леща становилось все слабее и после 5 – 6 ударов клювом лещ затих. 

Усталый хищник развернулся головой навстречу небольшому ветерку, и, волоча по воде в когтях добычу, стал медленно набирать скорость. Казалось, что он вот-вот взлетит, но лещ был слишком тяжел для этой птицы. До берега было не менее 500 метров и хищник изо всех сил старался дотянуть добычу до кромки воды. Я сидел и зачарованно продолжал наблюдать за окончанием удивительного спектакля. До берега оставалось долететь не более 100 метров, но, видимо, слишком много сил ушло у хищника на изнурительную борьбу. Взмахи его крыльев были заметно слабее, и я увидел, как он вдруг стал подниматься вверх. В его лапах рыбы больше не было. Он долетел до первого дерева на берегу и буквально плюхнулся на его крайнюю ветку. Мне стало не до рыбалки и я поспешил к берегу, к тому месту, где коршун выпустил свою добычу. 

Подплыв до примерного местоположения, я встал в лодке во весь рост и начал искать взглядом на поверхности воды выпущенного коршуном леща, а он сидел на ветке и свысока наблюдал за мной. Вскоре я увидел желтую сковороду лежащей на поверхности рыбы. Подплыв к лещу, я вытащил его из воды и был поражен и его размером, и видом разбитой головы. В леще было более полутора килограммов. 

Бросив леща на корму, я медленно и осторожно стал приближаться к берегу, к тому месту, где на дереве сидела уставшая птица. Лодка медленно и тихо вползла носом на прибрежный песок. Так же медленно, чтобы не вспугнуть птицу, я взял леща и положил его на берег недалеко от кромки воды. Краем глаза я наблюдал за хищником, а он в оба глаза смотрел на меня и свою добычу. На старой высокой березе его ждали голодные птенцы. Мягким нажимом весел в грунт я стянул лодку в воду и, не разворачиваясь, поплыл кормой вперед подальше от берега. 

Отплыв не менее ста метров я развернул лодку и увидел сидящего на леще коршуна, который гордо и независимо смотрел в мою сторону. Моя рыбалка была испорчена, но я ничуть не жалел о потерянном времени и поплыл домой, в сторону нашего палаточного городка. Вечером я снова вернулся на то место, где положил на берег леща. В метре от воды песок был пропитан кровью, виднелись остатки лещовой чешуи и следы когтей умного охотника. Значит птенцы были накормлены.

 

Статья публиковалась в журнале "Salapin.ru Magazine" N5

Теги: лирика
 
Зарегистрируйтесь или войдите под своим именем, чтобы прокомментировать

 
К началу
к началу